Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама! 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 22772 
страниц: 52375 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Член я подняла минетом, а потом, когда они начали обычное сношение, лизала мошонку, поглаживала ягодицы и анус. Мое участие возымело действие наверняка еще и потому, что мы с Людой разной масти. Она брюнетка, а я блондинка. Такое обновление в сексе оказывает положительное действие и служит благотворным стимулом. Это поняли еще в глубокой древности. Поэтому не исключаю и того, что, как большой знаток египетских нравов, Михаил Александрович живо представил себя каким-нибудь фараоном вроде Хуфу, который оставил о себе след знаменитыми пирамидами и жил в окружении множества рабынь-любовниц, составлявших пеструю коллекцию.
[ Читать » ]  

- Нечего на меня так смотреть, - продолжила я, - Я тебе диван мочить не позволю. Хорошо, что сегодня постелила под простынь клеёнку - как чувствовала, что описяешься. Стыд и позор! Полежи сейчас и подумай о своем поведении. А чтоб тебе не было скучно, дадим детскую бутылочку.
[ Читать » ]  

Вернувшись к себе, она обнаружила на своём столе записку следующего содержания: "если не хочешь, чтобы весь лагерь и весь институт узнал, чем ты занимаешься на практике, ровно через час приходи на место для походов". Подумав, что это розыгрыш её нового знакомого или чья-то глупая шутка Маша разорвала записку и выбросила в мусор. Однако ещё через пять минут на её телефон пришло сообщение с неизвестного номера, в котором было фото, как она орального удовлетворяла своего любовника и фото того как он кончил ей на язычок. Испугавшись не на шутку огласки Маша решила сходить на это место для походов, что бы узнать кто решил таким образом над ней пошутить. Тут надо сказать, что это место для походов находилось на территории лагеря в лесу на оборудованной поляне и идти до него по территории лагеря было от силы минут 10-15. Но в походы всех водили в обход для того чтобы создать видимость настоящего похода выходили за территорию и шли по специальному маршруту, который занимал 2, 5-3 часа.
[ Читать » ]  

Он был обалденно хорош своей робкой, не очень умелой, но искренней страстью ночью... он был обалденно хорош в постели утром - во время их сладкой игры на флейтах... он был обалденно хорош сейчас - в своём солнечно-желтом пуловере... "я люблю тебя, Расик!" - как заклинание, мысленно прошептал Димка, чувствуя, как в груди у него от невидимой нежности млеет сердце, а в катоновых тесных плавках - при одной лишь мысли о прошедшей ночи и сегодняшнем утре! - начинается тоже невидимое, но не менее ощутимое сладкое набухание... не доходя нескольких метров до Д и м ы и до стоящих с ним рядом старшеклассников, Расим деликатно остановился, - невольно улыбнувшись Димке, Расик глазами спросил у Димки, что ему делать с его, с Д и м и н о й, ветровкой - подойти и отдать или он, то есть Д и м а, сам подойдёт к нему, к Расиму, чтоб ветровку свою забрать...
[ Читать » ]  

Рассказ №15040

Название: Экзекуция в роще
Автор: Эдуард Мандаринов
Категории: Экзекуция, Фетиш
Dата опубликования: Среда, 11/12/2013
Прочитано раз: 31229 (за неделю: 14)
Рейтинг: 65% (за неделю: 0%)
Цитата: "Но удовольствие я получала от того, что меня стегают по попе. Кто бы ещё меня постегал, я не знала, когда была дома одна, доставала старый отцовский ремень, раздевалась до гола, ложилась и порола сама себя ремнём до полного изнеможения. Пока с криками и стонами не кончала от боли. После каждого такого самобичевания несколько дней было больно сидеть, но я терпела, чтобы никто ни о чём не догадался. При девочках старалась не переодеваться, потому что вся попа была исполосована после ударов ремня. Во время оргазма я порола себя что есть силы, потому что это увеличивало удовольствие...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Мне очень нравится, когда меня стегают ремнём по попе. Я испытываю в этот момент не только боль, но и невероятное наслаждение. Жаль, что мне уже семнадцать с половиной лет и папа больше не наказывает меня ремнём, как в детстве. Последний раз это было лет в четырнадцать, я пришла домой поздно, к тому же навеселе - была на весёлой молодёжной вечеринке. От меня ощутимо попахивало спиртным, дымом дорогих сигарет с ментолом - на шее явно просматривались засосы от поцелуев.
     Родители были в шоке от увиденного. Разгневанный папа тут же в прихожей, пока я, пошатываясь, разувалась, снял крепкий брючной ремень и потащил меня в спальню. Там бросил на кровать, лицом вниз, не стесняясь заголил подол платья - попка в очень узеньких трусиках была вся открыта - и принялся ожесточённо стегать.
     Я орала как резаная, чтобы услышала мама и заступилась, но та даже не подошла, предоставив отцу наказывать меня, как он пожелает. Боль от ударов сложенного вдвое ремня была невыносимая, но в то же время я испытывала и удовольствие. Киска моя постепенно потекла, кайфа добавляла мысль, что меня, взрослую девочку, бьёт родной отец и разглядывает мою почти голую попу. Оргазм накатывал стремительно, после каждого удара мне становилось хорошо. Я бы хотела, чтобы папа меня раздел совсем и стегал ремнём совершенно голую. Но он этого не делал, и я фантазировала, как могла.
     Под конец я представила, что он после избиения вводит мне в киску свой член, и содрогнулась от одной этой мысли. Подумать только - я хочу, чтобы меня трахнул мой собственный папа! Какая же я блядь оказывается, и маленькая шалава!
     Но папа ни о чём таком не догадывался, продолжая со всей силы хлестать меня по попе ремнём. Чтобы не мешали трусики, он велел мне их снять. Я тут же с удовольствием подчинилась и, не прекращая кричать и плакать, как бы невзначай развела в стороны ноги и чуть-чуть приподняла зад. Я знала, что в таком положении должна быть видна моя киска, и получала огромное удовольствие от того, что папа её видит.
     Он видел всё и бил ещё яростнее, наотмашь, так, что мои половинки вскоре все покрылись красными полосами. Я содрогалась от кайфа, осязаемо чувствуя предательскую мокроту в паху. В конце концов, я стала кончать под его ударами, крепко сжимая и разжимая ноги и передёргиваясь всем телом. Я уже не кричала, а похотливо стонала, и папа всё понял. Но экзекуцию не прекратил. Я знала, что ему тоже нравится меня бить, и возможно, у него тоже встал на меня... Это было ощутимо по силе его ударов, которая всё нарастала и нарастала.
     Так мы незримо трахались, получая сексуальное удовольствие друг от друга: я от того что меня наказывают ремнём по телу, папа - от того, что меня стегает. После этого случая он никогда меня больше не бил, хоть мне очень хотелось. И стал избегать смотреть мне прямо в глаза. Наверное, боялся, что я там прочту о его тайных желаниях. Но мне его эротические фантазии были по барабану. Я предпочитала не фантазировать по ночам в постели, а получать реальные удовольствия!
     Но удовольствие я получала от того, что меня стегают по попе. Кто бы ещё меня постегал, я не знала, когда была дома одна, доставала старый отцовский ремень, раздевалась до гола, ложилась и порола сама себя ремнём до полного изнеможения. Пока с криками и стонами не кончала от боли. После каждого такого самобичевания несколько дней было больно сидеть, но я терпела, чтобы никто ни о чём не догадался. При девочках старалась не переодеваться, потому что вся попа была исполосована после ударов ремня. Во время оргазма я порола себя что есть силы, потому что это увеличивало удовольствие.
     Однажды Таня, девочка, недавно пришедшая в наш класс из другой школы, шутливо хлопнула меня ладошкой по заднице. Я громко вскрикнула от боли - буквально накануне я расписала свою попу до огромных кроваво-фиолетовых рубцов.
     - Ты чего? - удивилась Татьяна.
     - Больно, - созналась я, виновато потупясь.
     - Подумаешь, недотрога... Я и притронулась-то слегка, - фыркнула одноклассница.
     - Мне укол недавно делали, - соврала я.
     После этого я стала присматриваться к Татьяне. Вскоре мы уже сидели за одной партой, и ходили в школу и домой после занятий вместе. Путь в нашу школу пролегал по краю густой, тенистой рощи, разросшейся между двумя посёлками городского типа. Однажды, когда возвращались после занятий домой, Татьяне захотелось на двор по маленькому.
     - Пойдём, покараулишь, чтобы никто не шёл, - предложила она.
     Мы прошли в глубь зелёного массива довольно далеко от тропинки. Бросив ранцы под дерево, огляделись.
     - Здесь не только писать, и трахаться можно, - лукаво подмигнула мне Татьяна. Не стесняясь, высоко подняла подол платья, спустила трусики и присела. Вскоре между её широко расставленных ног громко зажурчал ручеёк.
     Я, как завороженная смотрела, как она писает, и смутные эротические фантазии неожиданно закружились у меня в голове. Татьяна заметила, что я за ней наблюдаю, и не торопилась вставать, выдавливая из своей киски всё новые и новые слабые струйки. Я не отрывала глаз от неё, разглядывая откровенно, в деталях.
     - Тебя не шокирует, если я покакаю? - спросила, наконец, Татьяна.
     - Нет, ни сколько, какай, пожалуйста, - торопливо заверила я и смущённо отвернулась.
     - Нет, что же ты? Не отворачивайся, смотри, - почти приказала Таня.
     И я стала смотреть, как подруга какает.
     - Дай бумажку, - почему-то грубо потребовала она, и я, не зная, почему она сердится, торопливо вытащила из своего ранца тонкую, в двенадцать листов, тетрадку и вырвала несколько листов.
     - Помни их, - продолжала командовать Татьяна.
     Я сделала, что она хотела и протянула мятые бумажки.
     - Сама! - строго приказала она и подставила мне свою попу с грязной дырочкой.
     Я опешила.
     - Ну что же ты стоишь? Не поняла, что я сказала? - гневно вскрикнула Татьяна. - Я попросила тебя, как подругу, подтереть мне попу. Неужели тебе трудно?
     - Мне вовсе не трудно, Танюша, - заикаясь, смущённо заговорила я. - Но мне как-то неловко...
     - А что тут такого? Ведь никто же не видит, - привела веский довод подруга. - К тому же, ты и сама этого хочешь. Ведь, правда? Признайся, что тебе нравится моя задница? Отвечай, нравится? - Таня выпрямилась и, продолжая поддерживать руками платье, повернулась ко мне задом. Попа у неё была просто умопомрачительная.
     - Ну что, нравится? - продолжала допрашивать меня Татьяна.
     - Очень, - призналась я.
     - Ну так и не комплексуй, делай, что тебе велят и что самой хочется, - потребовала подруга, снова наклоняясь и раздвигая пальцами свои ягодицы. - Давай, подотри меня, да поживей!
     Я быстро исполнила то, что она просила. Начисто вытерла бумажками её дырочку. Мне захотелось поцеловать её ягодицу.
     - А теперь подлижи меня там, - как бы угадав мои мысли, потребовала она. - Да хорошенько всё вылижи языком, чтоб чисто было.
     Я сначала стала нежно целовать её пухленькие белые половинки, похожие на две сдобные булочки, потом быстро заработала язычком, вылизывая её анус. Когда дырочка буквально блестела, и на ней не осталось не то что никаких следов, но даже запаха, Татьяна выпрямилась и натянула трусики.
     - Отойдём отсюда подальше, - сморщила она свой носик.
     Взяв вещи, мы зашли поглубже в рощу.
     - Раздевайся, - потребовала она там.
     Я покорно сняла платье, разулась, спустила бежевые чулочки, аккуратно положив их на платье. Сверху бросила лифчик и трусики. Татьяна повернула меня спиной и стала разглядывать затянувшиеся рубцы на моих ягодицах.
     - Что это?
     Я призналась ей во всём.
     - А хочешь, чтобы я тебя сейчас посекла хворостиной? - предложила Татьяна.
     - Очень хочу, - согласилась тут же я, радуясь в душе такой удаче.
     - Становись к дереву, - скомандовала школьная подруга.
     Я прижалась к толстому стволу вяза, крепко обхватив его руками. Таня, походив вокруг, выломала гибкий, средних размеров, прут. С силой рассекла им воздух. Я напряглась в предчувствии небывалого наслаждения. И вот первый удар стеганул по моей спине. Я громко вскрикнула и передёрнулась всем телом. Было очень больно и в то же время приятно. Хотелось ещё боли от ударов и сладостного трепета обнажённой плоти.
     - Тебе нравится, когда тебя секут, сучка? - спрашивала не меньше меня возбуждённая Татьяна.
     - Да, очень! - заверила я. - Ударь меня больно, милая! Я хочу этого. Бей ещё и ещё!
     И Татьяна принялась жестоко меня сечь. Била она всерьёз по спине, попе, ногам. После каждого удара я вскрикивала, быстро тёрла рукой ужаленное место, отдёргивала руку, чтобы не получить прутом по ней. Ягодицы мои горели, спина была вся исполосована кровавыми рубцами. Я стала плакать и просить, чтобы она прекратила. В то же время мне доставляло удовольствие не только то, что меня били, но и унижение.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК