Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама! 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 24072 
страниц: 55365 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |






категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма
Жена-шлюшка

После третьего или четвёртого выстрела я начал интенсивно двигаться в ней, одновременно с этим кончая. Резким рывком я вышел из неё. Она так и осталась лежать на полу с приоткрытым ртом и широко смотрящими на меня глазами, из её розовенькой щелочки сочилась тоненькая дорожка спермы, стекающая прямо к попке и исчезающая промеж ягодиц. Обессиленный, я лёг на кровать и сделал глубокий вдох. Воспользовавшись моментом, Оля попыталась сбежать, хотя, чего ей было уже терять? Заметив это одним глазом, я не предпринял никаких действий, только тихо произнёс:
[ Читать » ]  

Его огромные яйца по-прежнему шлёпали по попе, проговаривая слова: "На тебе шлюха! На тебе шлюха! ...". Сергей не мог кончить. Его больше прельщали плотные вагины девственниц увлажнённые кровью, а не лоханки в собственном соку. От злости он прошипел: "Сдвинь ноги" , и далее чуть не вырвалось: "Шалава". Лера покорилась, и крепко сжала дружка внутри себя. Да так, что его шкурка оставалась не подвижной, а головка то пряталась в ней, то чмокала матку. Она хотела, чтобы член в ней застрял навсегда, и излил своё семя. Вот уже месяц они живут половой жизнью, и он ни разу ни кончил в неё. Не вспоминал больше п!
[ Читать » ]  

Она все ближе и ближе подбиралась как хищница к сидящему на ложе любви своему Элоиму. И в последнем движении своего подошедшего к завершению танца, она, сбросив с себя золото узких плавок с прозрачной вуалью и пояс в стелящийся по полу туман, уронив Элоима на спину в ложе любви, придавила его своей полной сладострастно дышащей и пышущей жаром безудержной страсти обнаженной любовницы грудью. Обжигая всего его своим жарким кипящим дыханием и сверкая дикими черными очами. Пожирая ими его всего, она, выгнувшись в узкой гибкой талии, прижалась неистово своими крутыми раздвинутыми вширь бедрами и женским голым волосатым лобком с возбужденным в вечной течке влагалищем к его в таком же волосатом лобке торчащему от возбуждения большому c задранной плотью детородному растревоженному ее дивным танцем члену.
[ Читать » ]  

Наверное и от алкоголя и от Санечки, который в этот момент обнимая меня, прижал к себе одной рукой а его пальцы играли с моим соском через шелк платья, то сжимая его, то чуть нежно теребя. Я стала чувствовать знакомое, приятно тянущее и теплое ощущение в низу живота. Я реально потекла! Это зудящее чувство между ног, эти пульсирующие удары где то там в нутрии, как удары сердца сводили меня с ума! Я была уверена что если я сию же минуту не получу удовлетворение - это сведет меня с ума!
[ Читать » ]  

Рассказ №16084

Название: Странные спутники любви. Часть 3
Автор: Андрей Лещинский
Категории: Случай, По принуждению
Dата опубликования: Суббота, 31/01/2015
Прочитано раз: 24875 (за неделю: 103)
Рейтинг: 86% (за неделю: 0%)
Цитата: "Выбор ремня бывал непростой задачей. Светлана изредка соглашалась на брючный ремень, и ему очень нравилось смотреть, как она вынимает его из петель. Однако такой ремень был тяжеловат для её нежной попки. Обычно она доставала из ящика шкафа небольшой ремешок и подавала его Сергею Петровичу. Он начинал спорить, она соглашалась, доставала ремень потяжелее, но ему он тоже казался слишком лёгким. Светлана была согласна с тем, что все её ремешки не подходят, и, в конце концов, они пошли в магазин купить что-нибудь подходящее. После покупки ремня предполагалось приобретение платьица или чего-то вроде этого, чтобы было повеселее...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Светлана перевернулась. Ноги оказались на подушке. Он хотел подложить подушку так, чтобы попка приподнялась, но Светлана сказала:
     - Ой, что вы делаете? Так неудобно.
     - Ладно, не буду. А ты будешь лежать? Или убежишь?
     - Я же сама попросила. Мне хочется. Только не очень сильно.
     - Как в прошлый раз?
     - Во всяком случае, не сильнее.
     Ему не понравилось это "во всяком случае". Светлана хотела лишний раз напомнить ему, что она соглашается на порку добровольно, что это всего лишь игра, что ни о каком наказании речи нет. При этом, как ни странно, с течением времени выяснилось, что ей не нравится слово "порка" и она предпочитает употреблять как раз слово "наказание".
     - Ну, что? Двадцать?
     - Да, хорошо. Давайте.
     Он выпорол её поперёк попы. Она лежала без движения, потом сразу перевернулась и потребовала, не словами, конечно, немедленного полового акта.
     Регулярные порки продолжались в течение нескольких месяцев. Светлана очень гордилась тем, что следы от ремня были едва заметны на следующий день, а ещё через день вообще ничего не было видно. Один раз он попробовал отшлёпать её щёткой для одежды, разложив кверху попой у себя на коленях. Эффект был резко отрицательный. Светлана сразу встала, категорически отказалась раз и навсегда от щётки и от такого положения и едва согласилась на обычную порку ремнём.
     Ремень помогал хорошему сексу даже тогда, когда отсутствовал. Если во время любовных ласк Сергею Петровичу начинало казаться, что Светлана недостаточно возбуждена и думает о чём-то постороннем, он начинал шептать слова о полосках на попе, о боли, о том, как она сама спускает трусики и сама ложится, чтобы быть выпоротой. Действовало безотказно и часто приводило к Светланиному оргазму ещё до начала полового акта.
     Он спросил её однажды:
     - А тебя кто-нибудь кроме меня наказывал?
     - Нет. Только вы. Ну, ещё папа в детстве.
     - Часто?
     - Да, нет. Два раза всего. Или я не помню...
     - За что?
     - Мы однажды ушли далеко и заблудились. Родители так волновались...
     - А чем он тебя наказывал?
     - Прутиком.
     - Очень больно?
     - Нет, так... Он же воспитать меня хотел, а не избить. Надо было, чтобы я поняла, что так себя вести нельзя.
     - Помогло?
     - Это всегда помогает.
     Светлана улыбнулась, носом потёрлась о рукав Сергея Петровича и поцеловала ему руку.
     - А приятно было?
     - Я уже не помню. Когда это было? Мне лет десять было, наверное. Не помню. По-моему, нет.
     - А сейчас приятно?
     - Конечно.
     - Давай как-нибудь прутиком попробуем.
     - Ну... Можно... Только я больше ремнём хочу.
     - Почему?
     - От ремня ощущения приятные.
     - Но ты же прутик давно не пробовала.
     - Но всё равно я больше хочу ремень
     - А сейчас хочешь?
     - Да!!!
     Выбор ремня бывал непростой задачей. Светлана изредка соглашалась на брючный ремень, и ему очень нравилось смотреть, как она вынимает его из петель. Однако такой ремень был тяжеловат для её нежной попки. Обычно она доставала из ящика шкафа небольшой ремешок и подавала его Сергею Петровичу. Он начинал спорить, она соглашалась, доставала ремень потяжелее, но ему он тоже казался слишком лёгким. Светлана была согласна с тем, что все её ремешки не подходят, и, в конце концов, они пошли в магазин купить что-нибудь подходящее. После покупки ремня предполагалось приобретение платьица или чего-то вроде этого, чтобы было повеселее.
     Светлана ходила среди развешанных ремней, брала некоторые руками, говорила:
     - Какой красивый!
     - Ты какого цвета хочешь?
     - Давайте, беленький.
     - А почему?
     - Мне нравится.
     - Белое с красным?
     - Да. Так красиво будет.
     Неожиданно подошла продавщица и стала помогать. Светлана почти не скрывала цели покупки ремня. Примерялась к весу, длине. Про очень хороший плетёный ремешок сказала, что от него будут красивые следы, но что он будет действовать слишком неравномерно. Продавщица, кажется, сообразила, в чём дело, потому что у неё повлажнели губы, и изменился голос.
     В результате они купили длинный узкий белый кожаный ремень, про который Светлана сказала, что будет его иногда надевать до или после этого.
     Поход в магазин получился прекрасным. Светлану он выпорол сразу, как приехали, и попу она подставляла под обновку с особым старанием и чувством.
     То, что она добровольно соглашается подвергнуться болезненной и унизительной процедуре, было приятно, хотя отнюдь не удивительно. Светлана была не первой девушкой, которая подставляла попу Сергею Петровичу для порки. Первый раз это случилось с ним около двадцати лет назад.
     Он познакомился выставке в Эрмитаже с девушкой из другого города. Она была замужем, но согласилась приехать в Ленинград и провести с ним три недели отпуска. Очень быстро оказалось, что Оля готова заниматься сексом круглосуточно без перерыва. Она сразу стала изменять ему, если краткая любовная связь допускает разговор об измене. У неё не было знакомых в Ленинграде, поэтому все любовники были приятелями Сергея Петровича. Все стали болтать. Все с удовольствием сообщали ему имена и подробности. Все в результате доносили ему друг на друга, и все в результате оказались полным дерьмом.
     Себя он ценил ещё ниже. Он хотел выгнать её, но куда? Оля жила у него, другого места у неё не было. Можно было поменять билет, но это стоило денег, а он был тогда нищим инженером. Он пытался отказаться от секса, благо мог предоставить ей отдельную комнату. Ничего не вышло, и выйти не могло.
     Он злился, ждал её отъезда, и очень не хотел потерять такую великолепную любовницу. Сергей Петрович прекрасно понимал, что, если женщина любит секс, то будет изменять. Если не любит секс, то не годится в любовницы. Он не был чрезмерно ревнив, но Олино поведение как раз было чрезмерным.
     Он сидел однажды за письменным столом, читал книжку и пил вино. Ольга пришла с очередного свидания. Он знал, где и с кем она была. Ему никогда не нравился её сегодняшний любовник, и от этого он был раздражён сильнее обычного. Комната была разделена на две половины стеллажом с книгами. Тахта стояла за стеллажом, в невидимой для него части комнаты. Ольга зашла, повозилась, вышла. Вернулась, походила туда-сюда. Он не поворачивался и не заговаривал с ней. Она спросила:
     - Злишься?
     Он промолчал.
     - Мы тобой обетов верности друг другу не давали.
     Сергей Петрович выпил вина и почувствовал, как кровь прилила к голове.
     - Ну, я ничего не могу с собой поделать.
     Помолчала.
     - Ну и шлюха же я! Ты очень сердишься?
     - Отстань, пожалуйста. Не хочу с тобой разговаривать.
     - Ну не сердись. Хочешь меня наказать за это?
     - По делу, тебя бить надо за такие фокусы каждый день.
     - Ну, каждый день, это слишком. Иногда надо, конечно. Подожди немножко. Я сейчас.
     Она снова вышла. Потом вернулась, стала возиться в шкафу и чем-то позвякивать. Потом пошла за стеллаж, и Сергей Петрович услышал, как она легла на тахту. Он пытался читать, хотя почти не видел букв. Он страшно волновался, угадывая и боясь угадать, о чём говорила Оля, и что его ждёт в ближайшие минуты. Он понимал, что его ждут, но не мог встать. Наконец, она сказала громко и недовольно:
     - Ну, что? Ты соберёшься когда-нибудь? Долго мне тут с голой попой лежать?
     Сергей Петрович пошёл за стеллаж. Оля лежала со спущенными до колен джинсами и трусиками. Ремень лежал прямо у неё на попе. Он был скручен кольцами, но часть ремня с пряжкой была разложена и переходила с попки на ногу. Сергей Петрович понял, что Оля сделала так, чтобы ему было удобнее брать ремень. Он взял его, хотел сказать что-то, но горло было сдавлено волнением.
     Он размахнулся, ударил. Получилось слабо, ремень даже не развернулся в прямую линию. Он хлопнул ещё раз.
     - Ты будешь наказывать, или нет? Давай, изо всех сил. Такую дрянь, как я, пороть надо, а не жалеть.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


Читать из этой серии:

» Странные спутники любви. Часть 1
» Странные спутники любви. Часть 2
» Странные спутники любви. Часть 4

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |






  © 2003 - 2022 / КАБАЧОК