Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама! 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 21968 
страниц: 50526 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Кончить я решил в свою любимую. Думаю, это было справедливо - все-таки, она "поделилась" мной со своей подругой и заслужила первого, самого обильного фонтана спермы в своем влагалище! И я кончил! Задвинув свой член как можно глубже, я схватил ее за талию и прижал к себе. Оксана извивалась в моих руках, громко крича пока длился наш совместный оргазм. После этого она обессиленная повалилась на кровать.
[ Читать » ]  

Света дернулась, не ожидая такого продолжения массажа, - Миша-аа! - крикнула она, но Евгений уже перехватил ее руки, крепко прижал их к кровати и в бешеном темпе начал сношать мою любимую жену, вгоняя до упора свой немаленький член. Света тут же прекратила всякое сопротивление и застонала во весь голос, подаваясь попочкой на буравящего ее самца. Когда он проникал в нее особенно глубоко, Света громко вскрикивала, ее глаза были закрыты, длинные волосы разметались по спине, а прекрасная головка, точеные ножки и все тело содрогалось под резкими ударами мужчины.
[ Читать » ]  

"Нацменка" потянулась ко мне, чтобы помочь, своей пассажирке, пристегнуть ремень, безопасности и я вновь попыталась поцеловать ее и на этот раз успешно, Мадина Надирровна, сама открыла губы для поцелуя и горячий язык, восточной красотки проник в мой рот, правда поцелуй был коротким но возбуждающим. Я слизывала дорогую помаду, с губ красивой "нацменки", задыхаясь от запаха французких духов, ими пропахли волосы, этой шикарной женщины и думала про себя," Я пропала, совсем пропала". В первые в жизни я по настоящему влюбилась и это была любовь с первого взгляда, большая любовь а не та что была у нас с Иркой. Только за этой, черноволосой красввицей, с раскосыми глазками, я готова была бежать на край света. . Если с Иркой, я выполняла роль матери, все время опекая свою любовницу, то с Мадиной, я чувствовала себя, девченкой и хотела ее быть. .
[ Читать » ]  

Мои яйца сжались, я не останавливаясь продолжал двигаться, только долбя ее головкой в матку и при этом изливаясь совсем малыми плевками семени. Как только я остановился и вышел из нее, ее накрыл спазм оргазма. Она опять вся сжалась, но раскинула еще шире свои ноги, обхватив их под колени. И закрыв глаза стонала тихо, почти беззвучно. Я стоя перед ней смотрел на ее вагину. Ее сочащиеся соками и моим семенем внешние губы были покрыты мелкими волосиками. Было видно, что она все-таки следила за растительностью, но только выравнивала и совсем немного подбривала. От этого созерцания меня вернул в реальность ее голос.
[ Читать » ]  

Рассказ №17720

Название: Воспоминания. Часть 2
Автор: Виктор Микрюков
Категории: Подростки, Оральный секс
Dата опубликования: Четверг, 26/11/2015
Прочитано раз: 36175 (за неделю: 97)
Рейтинг: 46% (за неделю: 0%)
Цитата: "Рука осторожно начала мять ближнюю ко мне титю, затем, так же невесомо, переместилась на вторую. Грудь у мамы была упругая и не влезала мне в руку. Я губами прижался к вершинке, в районе ключицы, а затем съехал вниз и осторожно и аккуратно взял губами сосок сквозь гладкую ткань. Внутри у меня всё переворачивалось, дыхание сбивалось, и я решил сделать маленький перерыв, чуть отодвинувшись от мамы и взявшись рукою за дымящийся член. Сдрочнуть, что ли? Нет, тогда я точно её разбужу, а этого так не хотелось. Мама что-то промычала тихонько во сне, я весь напрягся, но зря, она поелозила на диване и ещё больше повернулась на спину. Одна нога её вытянулась, а вторая согнулась и откинулась в мою сторону. Луна хорошо освещала комнату, и мне предстала картина, которую я не забуду никогда: раздвинутая мамина нога, полуобнаженная грудь и повёрнутое в сторону лицо...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Она поправила халат, засунула в карман порванные трусы и, как ни в чём не бывало, опять уселась смотреть телевизор. И тут мы услышали скрежет ключа в замке. Нинка подскочила, как на пружине и кинулась в коридор, а оттуда в свои двери. Кого я меньше всего ожидал увидеть, так это маму. Она вошла в комнату, широко открытыми глазами обозрела живописную картину: стол с пустой бутылкой, следы закуски и главное - запах!
     - Так, чем ты здесь занимался, негодяй, отвечай быстро!
     - Мам, ты ведь уехала!
     - На твоё несчастье я опоздала на автобус. Благодаря этому я вижу, что сын у меня поддонок!
     - Мама, я всё объясню...
     - Конечно объяснишь, что здесь творится, я не сомневаюсь, и будешь наказан.
     Мама устало уселась на диван и вдруг, отдёрнув руку от покрывала, закричала:
     - А это что такое?! !
     Она трясла ладонью, а с пальцев капала тягучими, блестящими нитками моя сперма, при этом мама сумасшедшими глазам смотрела на меня. Всё, конец, спалился! Мама встала и отвесила мне со всего размаха пощёчину. В коридоре хлопнула дверь - это Нинка быстренько убежала из дома. Мама подошла, закрыла комнатную дверь на ключ и повернулась ко мне, лицо её пылало гневом.
     - Рассказывай сейчас же, откуда это здесь?! Ты, что, занимаешься онанизмом?!
     Фу, пронесло! Пусть лучше думает, что я дрочу, а не вожу сюда соседок.
     - Мама, я сознаюсь, что выпил с пацанами, опьянел, и это произошло. Мамочка, это было в первый раз и больше не повториться!
     - Что ты творишь, Саша?! Ты же сам прекрасно знаешь, как мне трудно одной тащить нас двоих. Я всю жизнь посвятила тебе, растила тебя, не допускала в нашу семью посторонних, чтобы не травмировать твою психику, а ты... .
     Она уткнулась в ладони и громко, навзрыд заплакала, опустившись на диван. Я стоял, как столб, и не знал, что делать. Ругались мы очень редко, я был послушным сыном и не давал повода.
     - Мамочка, ну не плач, я точно-точно никогда больше так не буду!
     Я сел рядом с ней и начал гладить её по голове и плечам, успокаивая, но рука случайно соскользнула по гладкой шёлковой блузке и легла на мамину грудь. Мама вздрогнула, как от удара электрического тока, оттолкнула меня и, сузив глаза, прошипела:
     - Ты как смеешь, сволочёныш, трогать меня?!
     - Мама, но это же случайно, я не хотел! - я сам готов был разрыдаться.
     Мать встала, поправила юбку и открыла дверь.
     - Я пойду, подруге позвоню, что не смогла приехать, а ты здесь всё прибери и хорошенько подумай над своим поведением, и куда ты докатишься, если будешь вытворять подобные вещи.
     Мама ушла, а я с побитым видом начал наводить в комнате порядок раздумывая, как буду ей всё объяснять вечером. Мама пришла поздно, и я возблагодарил Господа за то, что сегодня уже не будет разборов моего недостойного поведения, но ошибся. От мамы пахло вином, и вид к неё был какой-то рассеянный и потерянный.
     - У Галины была, - объяснила она (это мамина подруга, тоже учительница, тоже одинокая, тоже воспитывает сына, моего одноклассника и ровесника) . Я молча начал разбирать свою раскладушку и доставать из шкафа подушку с матрасом. Мама ушла за ширму переодеваться, и я невольно скосил туда глаза. Вот она перекинула через фанерную стенку блузку, юбку, а в моей голове, ещё не отошедшей от дневных приключений с Нинкой, дорисовалась картина полуголой мамы. Но что такое? Розовый лифчик лёг рядом с верхней одеждой, а через мгновение там же оказались и белые трусики, словно мама демонстрировала мне это. Повисев на ширме несколько мгновений, вещи были убраны, а мама вышла из-за перегородки в лёгком ситцевом халате под которым проглядывалась кружевная комбинация. Она медленно стала застилать диван на котором спала, низко наклоняясь над ним, чтобы расправить простыни, а я, ошеломленный тем, что под халатом и комбинацией на маме ничего нет! , искоса подглядывал за ней. По телевизору шли новости, после которых передачи заканчивались, и мы, обычно, ложились спать, пожелав друг другу спокойной ночи. Сейчас же мама, выключив телевизор, повернулась ко мне:
     - Что, сынок, поговорим?
     Я затаил дыхание в ожидании ругани, упрёков, а может быть и рукоприкладства, направленных в мой адрес, но мама села на диван и внимательно посмотрела на меня.
     - Я сейчас буду говорить, а ты не перебивай и не оправдывайся. Во - перывх: алкоголь, а особенно вино - это гибель, тем более в таком возрасте. Твой отец не дурак был выпить, вот и пропил всё: ум, работу, семью. Связался с молодой алкашкой - и сгинул. Ты что, хочешь повторить его судьбу? Во - вторых: то, чем ты занимаешься со своим членом, называется онанизм, это тоже вредно. Ты ещё совсем молодой и думать об этом рано, вот вырастишь, будет у тебя жена:
     - И что будет?
     - Всё хорошо будет. По крайней мере теребить свой член ты перестанешь.
     - Мама, пацанам, у которых есть отцы, взрослые рассказывают про всё, в том числе и про ЭТО. А мне как быть - слушать враньё друзей или пытаться самому познавать?
     - Никого не слушай и сам никуда не суйся, черевато последствиями, а я подумаю, как возместить этот пробел в знаниях. Давай спать, спокойной ночи.
     Я потянулся губами, чтобы поцеловать маму в щёку, по сложившемуся ритуалу, но она отвернулась.
     - Если ты думаешь, что я простила тебя, то зря! Ложись, я тушу свет.
     Мама пошла к выключателю, а я бухнулся на раскладушку. Следом за этим раздался громкий скрип, скрежет и щелчок, словно сломали палку о колено, и я очутился на полу. Старенькая раскладушка развалилась под моим молодым, сильным телом, мама обернулась и заулыбалась.
     - Вот видишь, всё против тебя! Ну и где спать будешь?
     - Я на пол матрас постелю.
     - Не выдумывай! Из щелей холодом несёт, простынешь. Завтра своё ложе починишь, а сегодня одну ночь на диване поспим, расправляй.
     Диван у нас был классный - софа называется. Его растягиваешь на себя, укладываешь вертикальные подушки, и получается широченная кровать, где даже втроём спать можно. Я быстро управился, а мама с полотенцем на плече пошла в ванную, приказав мне ложиться и засыпать. Какое там спать?! Я раньше, в детстве, часто спал с мамой, потому что зимой сильно мёрз. Мамочка прижимала меня к себе крепко-крепко, и мы засыпали до утра. А как теперь? Ещё друг вскочил, как по команде смирно и оттопыривал трусы, норовя разорвать их по швам. Я лёг, отвернулся к стене и стал ждать маму, но она задерживалась в ванне. От всего пережитого сон навалился на меня и накрыл своим тёмным покрывалом.
     Проснулся я словно от толчка и ещё от ощущения чего-то тёплого и мягкого на своём писюгане. Приоткрыл глаза и увидел, что мама, разметавшись во сне, закинула ногу мне на трусы, а руки подняла вверх, сладко посапывала и даже храпела потихонечку. Хуй мой стоял, как каменный и, боясь разбудить мамочку, я осторожно переместил её ногу на простынь, ощущая при этом шелковистость и нежность кожи. Хотел снова отвернуться, но взгляд был прикован крепкими цепями к маминому телу. Она во сне скинула покрывалку куда-то к пяткам и лежала подогнув и слегка раздвинув ноги, вытянув вверх руки, а комбинация от этих манипуляций, задралась почти на талию, обнажив голубые трусики, которые мама надела в ванне.
     Я, затаив дыхание, прислушивался к маминому посапыванию. Нет, вроде крепко спит, тем более в гостях выпила. Вот он момент, который я ждал, который представлял, надрачивая писюган и повторяя мамино имя. Бретелька на комбинашке сползла по плечу, бонажив часть красивой груди, а через тонкую ткань был виден вызывающе торчащий сосок. Вот туда-то мои руки потянулись в первую очередь. Я тихонечко, невесомо положил ладонь маме на грудь и застыл в боязни, что разбужу её, но сон был глубок.
     Рука осторожно начала мять ближнюю ко мне титю, затем, так же невесомо, переместилась на вторую. Грудь у мамы была упругая и не влезала мне в руку. Я губами прижался к вершинке, в районе ключицы, а затем съехал вниз и осторожно и аккуратно взял губами сосок сквозь гладкую ткань. Внутри у меня всё переворачивалось, дыхание сбивалось, и я решил сделать маленький перерыв, чуть отодвинувшись от мамы и взявшись рукою за дымящийся член. Сдрочнуть, что ли? Нет, тогда я точно её разбужу, а этого так не хотелось. Мама что-то промычала тихонько во сне, я весь напрягся, но зря, она поелозила на диване и ещё больше повернулась на спину. Одна нога её вытянулась, а вторая согнулась и откинулась в мою сторону. Луна хорошо освещала комнату, и мне предстала картина, которую я не забуду никогда: раздвинутая мамина нога, полуобнаженная грудь и повёрнутое в сторону лицо.
     Я опять невольно потянулся к этому родному и желанному телу, понимая, что никогда и ничего между нами не может быть, но так хотелось хотя бы погладить, поцеловать эти ноги, небольшой животик и холмик в трусиках. Я с дрожью в теле положил руку маме на колено и, поглаживая еле-еле гладкую ляжку, стал подниматься к заветному месту - схождению двух молочно-белых ног. Вот уже ладонь ощущает сквозь ткань волосики, пухлость лобка, мягкость половых губ, но всё это воздушно-невесомо, дабы не пробудилась их очаровательная хозяйка. Взяв губами сосок, я направился под резинку к вожделенной пизде, пальцем проторил дорогу между тёплых, влажных губ, погладил поросший кучерявыми волосиками лобок и, стиснув зубы, еле сдержал громкий стон, почувствовав, как начал дёргаться и изливаться мой член в трусах. В голове был взрыв, тело трясло, как в лихорадке. Мама замерла, перестала похрапывать и повернулась ко мне:


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


Читать из этой серии:

» Воспоминания. Часть 1

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК