Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама! 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 24072 
страниц: 55365 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |






категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма
Жена-шлюшка

Бунтарка, немного помявшись, сняла трусики. Молодой светлый пушок едва покрывал ее лобок. Видна была красненькая щелка. Члену учителя стало тесно в матерчатых оковах.
[ Читать » ]  

Выпрямившись, я вошёл членом в щёлку медсестры, глядя, как прищурились от удовольствия её глаза. Она стала легонько стонать и теребить свои соски пальчиками. Я успел сделать лишь пару движений, и, почувствовав, что вот-вот кончу, достал орудие наслаждения. Тут же из него мощной струёй брызнула сперма, заливая белой жидкостью животик и грудь девушки. Мой разум затмился от нахлынувшего на него и давно забытого ощущения. Я куда-то повалился.
[ Читать » ]  

Когда кончит в первый раз она судорожно сожмёт меня, но мне надо. Я хочу кончить и поэтому я не останавливаюсь, а ебу её с двойным усердием, чувствуя как членом я упираюсь в её шейку матки. Восторг! А Ленка бьётся подо мной в очередном оргазме и умоляет: "ХВА-А-А-А-ТИТ!!!!". Я выхожу из неё, она сводит ноги (типа не дам), переворачивается на живот и утыкается в подушку. Я дую ей на спину легко-легко, и тело судорожно вздрагивает, ещё раз и она содрогается и тресётся вся... Шлёпаю по полужопице, говорю: "Давай", Она мычит, скрещивает ноги и где-то далеко её мысли, если они вообще есть. Я с огромным остервенением бью ей по булке, рывком ставлю на угол заряжания и слышу как эта сучка шепчет: "Давай, быстро...".Это не в том плане, что заканчивай быстрее, а работай мальчик в темпе. Не буду врать но однажды обдолбившись темой я ебал её шесть часов и не кончил. Заставил дрочить. В моей мерзкой душе текли оргазменные реки, когда она, изъёбаная, разъёбаная, плакала, умоляя меня освободить её от этого занятия, а я сжимал до слёз её булку и орал: "Быстрее, дрочилка".
[ Читать » ]  

Она села на четвереньки передо мной и убрала мою руку с члена со словами... -" Это сделаю я, а ты одной рукой поиграй с яйцами, а указательный палец другой запихни себе в зад." Я подчинился. Я получал неимоверное удовольствие.Таня всё ускоряла свои движения. Долго я терпеть не мог и кончил. Часть спермы попало мне на живот, а часть ей на руку. Таня слизала сперму с руки. Потом собрала сперму с моего живота и начала обтирать ею моё лицо. Я был обессилен и не мог сопротивляться. Часть спермы она вылела мне в рот. Потом поцеловала меня и ушла довольная со словами... "Вот теперь забыли''
[ Читать » ]  

Рассказ №17876

Название: Оксана
Автор: Петр
Категории: По принуждению, Экзекуция
Dата опубликования: Четверг, 14/01/2016
Прочитано раз: 50482 (за неделю: 10)
Рейтинг: 33% (за неделю: 0%)
Цитата: "Я вскакаиваю с места и иду в их комнату. Мужик лежит на спине, закрыв глаза, он знает, что будет потом. Ему, конечно, неловко, но доступный секс перевешивает чувство стыда. Оксана договаривается с этими одноразовыми любовниками, что за ними будет наблюдать её личный евнух, и что это необходимое условие. Сейчас Оксана сидит на нем, раздвинув ноги и повернувшись грудью и лицом ко мне. Руками она упирается в его живот и приподнимается вверх на члене, потом опускается вниз. Я смотрю, как елдак погружается в её сочное влагалище. Завораживающее зрелище. Потом она взялась за член и снова приподнялась, вытащив из пизды головку и поласкав ею свою расщелину. Головка была надутая, багровая. Оксана присела и охнула, когда член снова погрузился внутрь. И снова привстала, показывая мне этот процесс во всех подробностях. Она посмотрела на мой пустой мешочек и спросила:..."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Оксана стоит в ванне, поставив ладони на настенный кафель и наклонив голову вниз. Мои руки скользят по её телу, намыливая каждый кусочек кожи, каждый изгиб. В воздухе разлит аромат столь любимого ею бананового геля. Она поворачивается, берет флакон, выдавливает себе в ладонь немножко моющей субстанции и намыливает меня между ног, отчего я чувствую слабость в ногах и чуть нагибаюсь вперед. Два месяца назад, когда я ещё мог называть себя мужчиной, я бы умер от возбуждения: Два месяца прошло с тех пор, как я стал другим. Всего-то какие-то сто грамм отсутствующей плоти - и я уже совершенно другой человек. Вопрос лишь в том, в каком месте эта плоть отсутствует.
     В моем случае в том самом - между ног. Самое сокровенное, самое интимное место для любого мужчины было у меня вычищено, можно сказать, до блеска, и теперь ладонь Оксаны скользила по моей промежности, не встречая никакого сопротивления: Эти сто грамм висящей плоти, которые, собственно говоря, и делали меня мужчиной, были аккуратно и нежно ампутированы, после чего я стал испытывать невиданную доселе легкость в теле и голове. Может, Оксана была права, когда говорила, что яйца тянут меня вниз и мешают думать? Мою готовность отдать ей своемужское достоинство она приняла с радостью и изъявила желание получить от меня такой подарок. "Что может быть лучше, чем мужчина, отдавший женщине свою мужественность?", говорила она мне, разглядывая мои причиндалы, пока я готовил ей еду. Я нарезал ей овощи для салата, стоя совершенно голым, а она ощупывала мою отвисшую мошонку. "Хочу забрать то, что делает тебя мужчиной. Ты же отдашь мне свои гениталии? Сделай такой подарок своей госпоже" - бормотала она. Надо же, всего через месяц после того, как я назвал её своей госпожой, Оксана стала требовать таких приношений с моей стороны. Я был не против. Я ложился на пол, ощущая спиной мягкую ворсистость ковра и раздвигая ноги, а она пальцами ног давила мне яйца с членом, мяла их и приговаривала:
     - Подари их мне. И мошонку и член. Зачем тебе мошонка? За бабами бегать? Я твоя госпожа, и нехрен на сторону смотреть: Яйца под нож - и будешь только мой. Мой котик: Хочешь быть моим домашним котиком? Тогда забудь о кошечках. У моего кота ни кошечек ни яичек быть не может. И пипки тоже: Только кастрат, только евнух. Перетянем тебе яйца, отрежем и ты мой домашний кастрат. Яйца в баночку, мне хорошо, а у тебя сразу облегчение наступит. А потом и член туда же - под ножик и в банку. Зачем тебе вялый отросток? Без яиц-то он сразу обвиснет. Тебе такой не нужен, а мне приятно: Хочешь стать моим евнухом? Хочешь облизывать мои ноги в качестве евнуха, мыть меня, сосать мне клитор, смотреть на меня как евнух? Хочешь стать кастратом при моей пизде? Я знаю, что хочешь: Только снизу тебя почикаю, чтоб с женщинами больше не мог. Хочу отрезать тебе и член и яйца, чтобы не мужчина был, чтобы совсем ничего не мог, чтобы ничего между ног не носил. Будь моим кастратом:
     О, эти пальчики ног, вдавливающие мои яички в пол! Мне хотелось быть растоптанными ими, раздавленным, хотелось уменьшиться до размеров мошонки и ощутить на себе целиком тяжесть её ножки.
     А потом она наклонялась и сжимала мою мошонку в ладони:
     - Скажи "Госпожа, кастрируйте меня"
     - Кастрируйте меня, госпожа - повторял я покорным голосом, представляя, как она вытягивает мне семенники, выкручивает их, а я визжу тонким голоском.
     - А теперь проси сделать тебе кастрацию под ноль.
     - Госпожа, проведите мне кастрацию. Хочу быть Вашим евнухом. Отрежьте мне мужскую силу, сделайте меня неспоособным к ебле. Заберите мои яйца с хуем. Подарите мне кастрацию.
     Оксана хихикала, слушая всё это, а я представлял, как она удаляет мое хозяйство, а я потом хожу с непривычной пустотой между ног. Мое давнее сексуальное желание принадлежать женщине целиком, пожертвовать ей свои гениталии, было близко к осуществлению. Да, я много лет боролся с ним, но не теперь. Вот уж не думал, что когда-нибудь встречу женщину, которой захочется получить такой подарок: Долго уговаривать Оксану не пришлось. Я помню, как она, ни о чем заранее не предупредив, принесла купленный в аптеке чистый спирт, который было не так-то просто достать, формалин, склянку с резиновой пробкой для хранения органических материалов и несколько упаковок ампул лидокаина. Настроена она была решительно.
     - Будешь у меня в баночке храниться. - постучала она по ней пальцем, поставив на полочку в шкафу. С кресла мяукнул её толстый кот, чьи мешочки уже давно опустели по воле хозяйки. Я посмотрел на него: тоже таким стану.
     Оксана ушла в ванную, включила там, как обычно, горячую воду, чтобы было тепло, и минут через десять вернулась совершенно голая. Мой хуй затвердел и стал подрагивать от возбуждения. Она повелела мне опуститься на колени на мягкий ковер и приказала сосать ей клитор.
     - В последний раз мне пизду как мужик лижешь. Потом будешь как евнух лизать.
     Я дрочил свой член, оттягивая кожу с головки и всасывал в свой рот кусочки чувствительной женской плоти, сжимая их губами. Оксана тихо издавала стонущие звуки. Потом отодвинула мне голову, приказала сесть на пол, раскинув ноги, и пальцами ног наступила мне на яйца в мошонке, вдавливая их в ковер. Я застонал.
     - Смотри на мою пизду. Я тебя кастрирую. Кастрирую! Яйца тебе вырежу и член укорочу, а ты потом без яиц и члена ходить будешь. Евнухом будешь. Толстый кастрат: О, у тебя хуй торчит, тебя это возбуждает, да? Хочется быть моим кастратом, да? Торчать у тебя потом ничего не будет. Станешь для баб совсем безвреден, нечем тебе будет тетечек любить. Органы тебе отрежу, и ты евнух. Мой евнух: У меня пизда сочная, а ты кастрат, и ничего не можешь, ничегошеньки. Убогий безъяйцевый евнух.
     О, как меня это заводило! И её тоже. Мы пошли в нагревшуюся ванную. Оксана сделала мне несколько уколов, от которых закружилась голова, и приказала сесть на деревянную подставку в ванне, на которую обычно она ставила таз с бельем. Потом села на корточки передо мной, голая, и пока я разглядывал её раскрытую розовую половую щель и сиськи, сделала мне быстро бритвой два надреза, которые я даже не почувствовал. На дно белой ванны закапала кровь из разрезов.
     - Яйца! - хихикнула она и вытащила на свет божий два окровавленных овальных органа, свесившихся на семенных канатиках прямо из разрезанной мошонки. Каждый из канатиков Оксана, закусив язык, перевязала хирургической нитью, сделала узелок, а потом прошептала:
     - Добро пожаловать в мои евнухи.
     И два взмаха приготовленного острого ножика решили судьбу моих яиц. Я даже вскрикнул, ибо испытал острую резь в животе, а потом увидел на дне ванны, у ног Оксаны, мои маленькие яички в луже крови, накапавшей из моей мошонки. Я подрагивал ногами, живот болел, а кастраторша разглядывала отрезанные шарики, эти жертвенные яички, взяв их потом в руку и промыв под струей льющейся теплой воды. Она смотрела на них с восхищением и даже благоговением, разглядывая каждую выпуклость и прожилку, затем перевела взгляд на мою пустую сморщинную мошонку и обвисший мягкий член.
     - Сдох твой хуй, да? Пипка вон болтается.
     Кое-как она вымыла и зашила мошонку, после чего я отправился отлеживаться. Яйца мои заняли предназначенное им место в баночке, а буквально через пару дней мое холощение закончилось отрезанием уже безжизненного члена, который после удаления яиц приобрел совершенную мягкость и даже некоторую синеватость. Оксана перевязала у основания мой хуй, обезболила его, положила на разделочную доску и поставила нож, а сама спросила:
     - Ты мне даришь свой член?
     - Да, забирайте его, госпожа - пролепетал я.
     А дальше несколько движений рукой - и вот я уже полный скопец. Измоего съежившегося члена вытекает кровь, а Оксана тем временем деловито обрабатывает мне место отрезания. Я смотрю на движения её рук, и чувствую головокружение. Доска лежит на стиральной машине, забрызганной кровью. Вместо хуя у меня плотная повязка из бинтов. Между ног у меня такое же ватное онемение как после удаления зуба у стоматолога, только вместо зуба мне выдернули член. Оксана помогает мне дойти до дивана, а я потом лежу в полудреме, слыша, как она шебуршится в ванной. Когда я очнусь, она мне, смеясь, покажет мой член, лежащий вместе с яйцами в плотно закрытой банке со спиртом. Надеюсь, они там не испортятся. "Если начнут портиться - засушу", говорит Оксана. Она мне что-то рассказывает про мешочки, в которых хранились высушенные гениталии евнухов, а я разглядываю её груди с большими сосками. В голове крутится только одна мысль: "У меня нет члена: У меня нет члена: " И яиц тоже: В мошонке у меня пусто, поэтому созерцание грудей не приводит к привычному возбуждению между ног. Оксана замечает, куда я смотрю, и трясет сиськами
     - Нравится, да?
     А потом сжимает мне сморщенную маленькую мошонку своей мягкой теплой ладонью. Я закрываю глаза и погружаюсь в сон:
     Сейчас, два месяца спустя, когда всё уже давно зажило, мой мешочек стал ещё меньше. Я мою Оксану в ванной, пока она стоит, положив руки на стенку и закрыв глаза. Мои ладони проникают во все складки её тела, в воздухе разлит аромат бананового геля, который она так любит, а между моих ног - лишь приятная пустота. Она намыливает мне промежность, отчего я изгибаюсь, а её ногти теребят мой пустой мешочек, в котором когда-то хранилась мужская сила. После процедуры омовения я вытираю её насухо толстым мягким теплым полотенцем с головы до ног. Скоро к ней пожалует гость - очередной ебарь, который будет трахать её, а я смотреть. Он придет не впервые, а потому не испытает шока, увидев голого евнуха. Хотя может и испытает, но виду не покажет. Когда я перестал быть мужчиной, Оксана сообщила, что хочет иногда приводить домой вот таких трахарей, а я должен смотреть.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |






  © 2003 - 2022 / КАБАЧОК