Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама! 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 24072 
страниц: 55365 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |






категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма
Жена-шлюшка

Сокрушительный удар пришелся не куда-нибудь, не в кость даже и не по нежным губкам скрытым под полоской трусиков, а точно в средоточие женского наслаждения, в клитор. И миллионы нервных импульсов, которые крутили сейчас ее тело, как мясорубкой, это те самые импульсы наслаждения. Сильный холод, сильный жар, сильное давление вызывают боль. Но такой боли, как от удара по самому нежному и чувствительному не многим удается испытать.
[ Читать » ]  

Я, наверное, влюбился. Она, ёбанная сука и шлюха, а я влюбился. Не могу забыть ее пронзительного взгляда и подрагивающих розовых губ. Что я с ней делал? Уговаривал, обрабатывал, как чистую, прозрачную девочку, а она, простая шлюхомань. Так орала под нами, и до пизды ей, чей хуй у нее внутри: Блядь! Жопа! Надо же так попасть? Что ж так сердце ноет?
[ Читать » ]  

Испытательный срок у Кати пролетел незаметно... Когда каждый день обслуживаешь 8-10 клиентов (не считая субботников или выездов к клиенту для массажа на дом) , время бежит быстро... И часто очень даже весело... Она стала опытной во всех отношениях массажисткой, ее работа в офисе не вызывала нареканий у Лолиты, и Кате объявили, что теперь она в штате. Менеджером. Хотя, если у нее есть желание, она может по-прежнему совмещать офисные дела с массажем. Она же видит, что финансово это выгодно? И Катя согласилась на такое совмещение... Причем даже выразила желание ездить на "субботники"... Так что ее встречи с Антоном и с почтенными джентльменами из сауны продолжались...
[ Читать » ]  

Люба, увидев меня на пороге, в рваной одежде и с кровоточащими ссадинами на теле, сразу попросила пройти к кушетке - для оказания медицинской помощи. Прихрамывая и морщась от боли, я дошел до кушетки и осторожно сел на нее. Прицыкивая языком, она стала аккуратно трогать меня и внимательно осматривать мои раны. Ну вот беда, Женчик, ты же такой ловкий, как же тебя так угораздило?
[ Читать » ]  

Рассказ №23575

Название: Большая семья. Часть 15
Автор: Леха Князев
Категории: Бисексуалы, Свингеры
Dата опубликования: Среда, 30/12/2020
Прочитано раз: 25987 (за неделю: 64)
Рейтинг: 69% (за неделю: 0%)
Цитата: "Как-то незаметно в моей жизни появилась Анна. Она работала у нас в отделе, и, как оказалось, была давно и безнадежно в меня влюблена. Разумеется, на работе знали о постигшем меня горе, так что секретом для Анны мое состояние не было. Когда я стал более-менее общаться с людьми, она очень тактично и ненавязчиво стала обозначать свое присутствие. Потом мы оказались рядом на каком-то рабочем застолье, разговорились, не касаясь болезненных тем. Я впервые за много месяцев ощутил потребность в общении. Мы стали встречаться и через полтора года решили пожениться. Я не рассказывал Анне о своей жизни с Иришкой, о Большой семье, которую постигла такая страшная, нелепая катастрофа. Потом у нас родился сын. Через год - второй. Я полностью ушел в эту новую для меня семейную жизнь. Не могу сказать, что я с самого начала так уж сильно любил Анну, скорее, я был ей благодарен за то тепло, которое она принесла в мою жизнь. Постепенно мое чувство к ней росло, но никогда ничего похожего на то, что было с Иришкой, я уже в жизни не испытал...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Беда пришла, откуда не ждали. В конце февраля Иришка, возвращаясь домой из института, поскользнулась на ступеньках подземного перехода и упала, сильно ударившись головой, причем потеряла сознание. Сколько она лежала, сказать трудно, но наконец кто-то обратил на нее внимание, вызвали милицию, скорую, и Иришку увезли в Первую Градскую, где определили сильнейшее сотрясение мозга и закрытую черепно-мозговую травму. Мне позвонили из больницы, я примчался туда, но меня к Иришке не пустили: она была без сознания.
     Начиная со следующего дня я все приемные часы проводил у Иришкиной койки. Заплатив врачу, я добился того, чтобы ее перевели в одноместную палату с улучшенным уходом. Выздоровление шло медленно, Иришка похудела, осунулась. У нее испортился характер: она стала раздражительной. Я все списывал на ее ужасное самочувствие, не понимая, что это значит. Впрочем, тогда этого никто не понимал. Через три недели ее выписали домой, а уже через день я опять вызвал скорую: Иришка упала в коридоре и не могла подняться. Ее снова поместили в ту же больницу.
     Я нашел лучших врачей, вбухав в это кучу денег, и наконец получил страшный диагноз: у Иришки опухоль в мозгу. Причем в последней стадии, то есть неоперабельная. Когда мне сказали, что жить моей Иришке осталось от силы два месяца, я сам чуть не грохнулся в обморок, по крайней мере, все поплыло перед глазами и я схватился за что-то, чтобы удержаться на ногах.
     Протянула Иришка только месяц. Боли в голове нарастали. Я занял денег у кого только мог, продал все, что можно было продать, - телевизор, холодильник, музыкальный центр, кое-что из одежды. Все деньги ушли на обезболивающие. Иришка почти не приходила в сознание, особенно последнюю неделю, а когда приходила, не всегда узнавала меня.
     Я не мог сразу сообщить о случившемся Олегу с Машкой, приходилось ждать, когда они позвонят, а звонили они раз в месяц на минутку: это было дорого. Позвонить в Лондон я просто не мог, мне на дали бы разговора: официально Олег с Машкой не приходилсь нам никем. По той же причине они не могли приехать: можно было оформить визу в случает несчастья с близким родственником, но не в нашем случае.
     Умерла Иришка у меня на руках. Перед смертью открыла глаза, нашла мою руку, прошептала "Валера, я..." не закончив фразы, взгляд ее потух, дыхание остановилось. Иришки не стало.
     Без Иришки.
     Я не могу описать, что со мной было потом. Я похоронил Иришку, замкнулся и совершенно ушел в свое горе. Москва вовсю готовилась к Олимпиаде, а я сидел дома, не читал книг, газет, ни с кем не общался. Ходил, как зомби, на работу, отбывал там номер и возвращался домой. Дома каждый угол, каждый предмет дышали моей Иришкой, казалось, вот-вот в двери повернется ключ и моя милая появится передо мной, улыбаясь своей застенчивой, до боли родной улыбкой. Но никто, конечно, не приходил, и я снова впадал в какое-то оцепенение. Слез не было. Только черный ком стоял в груди, мешая дышать. Выходные я проводил на кладбище, разговаривая с Иришкой, благо на кладбище никому ни до кого нет дела. Бывало, я по паре дней ничего не ел, мог не побриться утром, одежда на мне повисла, но мне было все равно. Спасало только то, что спиртное не лезло в горло, а то я бы точно спился.
     В отпуск приехала Машка, примчалась ко мне, рыдала у меня на груди. Мы поехали с ней на Иришкину могилу, положили цветы. Потом я попрощался с Машкой и снова забился в свой угол. Машка несколько раз пыталась меня расшевелить, но безуспешно. Через три недели она снова уехала в Лондон.
     Снова потянулись черные, безрадостные дни. Я совершенно не думал о том, как буду жить дальше. Однако через полгода после Иришкиной смерти, я начал постепенно приходить в себя. Снова стал следить за собой, даже купил новый телевизор. Однако с людьми практически не общался.
     Потом из Англии вернулись Машка с Олегом. Мы посидели с ними за столом, но разговор не клеился. Я видел, что они переживают за меня, что готовы возобновить старые отношения, но я не мог. Не мог, потому что без Иришки все не имело смысла. Рядом с нами незримо стояла тень Иришки и ничего с этим поделать было нельзя. Мы распрощались, через некоторое время Олег позвонил и сказал, что они снова едут куда-то за границу, причем теперь на три года, я вяло поздравил их, на том разговор и завершился. Сначала они звонили мне из-за границы, но поскольку я на вопросы отвечал односложно и разговор почти не поддерживал, через какое-то время они звонить перестали.
     Между тем, я постепенно приходил в себя. Нет, жизнь так и не стала прежней, но я уже вполне мог сойти за нормального, только очень замкнутого, человека. Происходили какие-то события, я отвлекался, временами ловил себя на том, что за весь день ни разу не подумал о моей Иришке.
     Как-то незаметно в моей жизни появилась Анна. Она работала у нас в отделе, и, как оказалось, была давно и безнадежно в меня влюблена. Разумеется, на работе знали о постигшем меня горе, так что секретом для Анны мое состояние не было. Когда я стал более-менее общаться с людьми, она очень тактично и ненавязчиво стала обозначать свое присутствие. Потом мы оказались рядом на каком-то рабочем застолье, разговорились, не касаясь болезненных тем. Я впервые за много месяцев ощутил потребность в общении. Мы стали встречаться и через полтора года решили пожениться. Я не рассказывал Анне о своей жизни с Иришкой, о Большой семье, которую постигла такая страшная, нелепая катастрофа. Потом у нас родился сын. Через год - второй. Я полностью ушел в эту новую для меня семейную жизнь. Не могу сказать, что я с самого начала так уж сильно любил Анну, скорее, я был ей благодарен за то тепло, которое она принесла в мою жизнь. Постепенно мое чувство к ней росло, но никогда ничего похожего на то, что было с Иришкой, я уже в жизни не испытал.
     Через несколько лет Союз стал рушиться, перспективы, тем кто посообразительнее, были понятны, и после объединения Германии вдруг выяснилось, что Анна происходит из поволжских немцев и может вместе с семьей переехать в Германию по программе возвращения соотечественников. В Москве меня уже ничего, кроме Иришкиной могилы, не держало и я, поразмыслив, согласился. Продал квартиру, нанял на кладбище какую-то бабку, чтобы она ухаживала за могилой, посидел там последний раз и мы уехали в Дюссельдорф.
     За пару месяцев я поднатаскался в немецком, стал устраиваться на работу. Мне повезло, моя специальность оказалась востребована. Следующие двадцать с лишним лет я прожил со своей семьей в Германии, стал именоваться Герр Князефф, оброс связями и знакомыми. Былое ушло куда-то вглубь памяти, хотя я никогда не забывал ни о чем. Мне как-то кажется, что можно вернуться в ту Москву семидесятых, а там мы четверо, молодые, веселые, по-прежнему любим друг друга. Глупо, конечно, но вот есть такое нелепое чувство, и бороться с ним я не хочу.
     С Олегом и Машкой связь утерялась полностью.
     Эпилог. Последняя встреча с Машкой.
     Пару лет назад я стал подумывать о том, что надо бы все-таки найти Олега с Машкой, ведь это был огромный кусок моей жизни. Тогда же примерно я сел писать эту повесть. Мне пришло в голову, что Анна заслужила знать про меня правду, но я не смог бы ей все рассказать, а вот дать прочитать мои записки вполне могу. Вряд ли она станет ревновать к такому далекому прошлому, но зато лучше поймет мое желание найти Олега с Машкой. Закончив работу над текстом, я дал его Анне, предупредив, что там многое ей может не понравиться, и о наших с ней отношениях там написано не менее откровенно, чем об остальном.
     Закончив чтение, Анна неожиданно разрыдалась. Сквозь слезы, она сказала, что понятия не имела, какую трагедию я пережил, что она любит меня еще больше и благодарна за то, что я доверил ей эту тайну. Когда я сказал, что хочу найти Олега с Машкой, она тут же принялась помогать мне, звонила каим-то знакомым в Москву, вышла на частное сыскное агентство, которое за умеренную плату взялось все выяснить.
     Действительно, примерно через месяц, мы получили большой конверт с рядом документов. Среди них были последние места работы Олега и Машки, свидетельство о смерти Олега (он умер три года назад от инфаркта) , а также адрес и телефон Машки в Санкт Петербурге.
     Я позвонил. Ответил незнакомый женский голос. Я попросил к телефону Марию Станиславовну.
     - А мамы нет дома, что-нибудь передать?
     - Передайте ей, пожалуйста, что звонил Валерий Князев, я позвоню еще раз, попозже.
     - Да, позвоните через час-два, если вам это удобно. Можете оставить свой телефон.
     - Я звоню из Германии, так что лучше я позвоню сам.
     Через два часа я снова набрал Санкт Петербург.
     - Алло, - ответила Машка. Голос чуть хрипловатый, но я узнал ее сразу.
     - Машенька...
     - Валера, дорогой, ты? - она всхлипнула. - Я уже не думала тебя услыхать когда-нибудь. Прости, у меня горло сжимается, не могу говорить. Извини, что я так с места в карьер, я понимаю, что ты в Германии, но не мог бы ты в ближайшее время приехать, мне очень нужно с тобой поговорить.
     - Машенька, я постараюсь. Адрес твой у меня есть, так что жди в гости.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


Читать из этой серии:

» Большая семья. Часть 1
» Большая семья. Часть 2
» Большая семья. Часть 3
» Большая семья. Часть 1
» Большая семья. Часть 2
» Большая семья. Часть 3
» Большая семья. Часть 3
» Большая семья. Часть 5
» Большая семья. Часть 6
» Большая семья. Часть 7
» Большая семья. Часть 8
» Большая семья. Часть 9
» Большая семья. Часть 10
» Большая семья. Часть 11
» Большая семья. Часть 12
» Большая семья. Часть 13
» Большая семья. Часть 14

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |






  © 2003 - 2024 / КАБАЧОК

Интим-услуги проституток Москвы на сайте