Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама! 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 22348 
страниц: 51400 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Мой легкий стриптиз, конечно, не остался не замеченным. Мальчишки замолчали и отвели глаза, но уже периодически посматривали на мои голенькие коленки и выступающие соски. Но мои ноги теперь были плотно сдвинуты, а я делала вид, что не замечаю их взглядов. И, всё-таки чувство стыда у меня присутствовало, и именно оно способствовало моему нараставшему возбуждению. Мне самой стало интересно, а что будет дальше:
[ Читать » ]  

Повисло короткое молчание. Я поднял глаза на нее и увидел, что она смотрит прямо на меня, но как-то... Особенно. Через секунду она впилась мне в губы жарким поцелуем. Мы буквально слились в одно целое, и стояли так около минуты. Потом она чуть отодвинулась от меня и прошептала...
[ Читать » ]  

Я не знаю, сколько это продолжалось, почти сразу у меня затекла голова и я пришла в себя только тогда, когда он опустил меня на пол и сунул свою красную головку мне в лицо, активно мастурбируя.
[ Читать » ]  

На людях они выглядели идеальной светской парой, а красота Милоны, ее природная грация и вызывала зависть у компаньонов мужа. Правда, тренированным боковым зрением Кирилл чувствовал ее заинтересованный взгляд, но стоило ему взглянуть прямо на хозяйку, и его встречала привычная холодная маска.
[ Читать » ]  

Рассказ №11241

Название: Подчинение непорочности. Часть 1
Автор: Gonto
Категории: По принуждению
Dата опубликования: Среда, 30/12/2009
Прочитано раз: 26418 (за неделю: 7)
Рейтинг: 72% (за неделю: 0%)
Цитата: "Я был уже истощен, поел и пошел делать уроки. На самом деле дремал сидя перед учебниками. Наконец ложимся спать. Он как нарочно затеял с мамой бурные игры, и диван просто ходуном ходил под ними. Таких явных шумов сношения они до этого никогда не издавали. Тут уже были и хлопанья и чавканье и стоны. Я пытался не слушать, но это было сильнее меня. Мой член встал от накатившегося возбуждения. Я достал его из трусов и сначала просто теребил в истоме. Затем я уже откинул одеяло и качал ним из стороны в сторону. Слюнил головку, гладил ней по ладошке, оттягивал крайнюю плоть. Для меня существовало только это возбуждение и ничего вокруг...."

Страницы: [ 1 ]


     На вид я был худощавый симпатичный юноша, с правильными милыми чертами лица, полненькими губками, темно-русыми волосами. У меня был узкий таз и кругленькие упругие ягодицы. Я часто смотрелся в зеркало, и мне нравилась моя хрупкость и сходство с девушками. Однако появившийся пушок на верхней губе свидетельствовал, что моя женственность совсем не на долго.
     Моя мама была еще молода и уделяла мне мало внимания. Она хотела устроить свою жизнь и частенько не ночевала дома. Свои отлучки она объясняла тем, что задерживалась на работе, а поскольку работала в районном центре, то не всегда могла успеть на последний автобус до села.
     Однажды она мне объявила, что нашла очень хорошего мужчину, который предложил ей уехать с ним в город и жить вместе. Я всячески артачился и упирался, заявил, что останусь жить в селе и никуда не поеду.
     Тем не менее, на следующий день вечером она появилась не сама. С ней был мужчина крепкого телосложения, со светлыми волосами и большой плешью.
     - Юра знакомься, это Антон Николаевич. Мама просто сияла от счастья. Я молча подал руку и начал рассматривать гостя.
     Он был ухожен и совсем не похож на наших сельских мужчин. Особенно меня поразили его гладко запилянные ногти и холеные руки. Он говорил не спеша, с расстановкой, упиваясь своим каким то превосходством. При каждом открывании рта он демонстрировал ровные белые зубы. Его губы активно участвовали в мимике, показывая заносчивость и скрытую жесткость характера. Особенно неприятными у него были глаза. Зеленые, водянистые, они сразу же принялись сверлить меня, выискивая слабину. Под его взглядом я почувствовал себя раздетым и беспомощным.
     Вскоре мы продали наш домик в селе и переехали в коммунальную квартиру Антона Николаевича. В одной комнате жили мы втроем, а в другой молодая семья Паша и Маша. Соседи очень радушно ко мне отнеслись и показались мне людьми приятными и простыми.
     В квартире были общий длинный коридор, туалет и кухня. На кухне стояла огромная чугунная ванна, металлический умывальник и газовая печь. Все аскетично, без излишеств. Наша комната была большой прямоугольной формы, с высокими потолками. Мама и Антон Николаевич спали на диване возле дверей, а я на кровати рядом с окном. Чтобы хоть как-то отделить меня от их супружеской жизни к стене был приставлен большой полированный шкаф.
     Скоро я пошел в 9-й класс городской школы. Моя врожденная стеснительность и сельское воспитание понуждали быть незаметным и держаться в стороне от бурной жизни класса. Тем не менее, все складывалось хорошо. Я тихо существовал в серости посредственных учеников.
     Антон Николаевич все же оказался занудным типом. Он постоянно отчитывал меня за каждую мелочь. Цеплялся с придирками: то сидишь не там, то зеваешь не так, то делаешь не то. Когда мать была дома, вечно отсылал меня гулять, и я вынужден был бесцельно скитаться по городу, убивая время.
     Чем дальше, тем придирки становились чаще и изощреннее. Ему показалось, что я ночью подслушиваю за их занятиями с мамой. Я говорил, что сплю, и ничего не слушаю, но он твердил свое:
     - Ты прислушиваешься к нашим движениям. Ты маленький развратный похотливый зверек. Но я тебя выведу на чистую воду.
     Он меня подозревал во множестве развратных мыслей, хотя на тот момент я был еще далек от этого. Наши разговоры на эти темы проходили в отсутствие мамы, во время ее суточных дежурств.
     - Ты по ночам слушаешь и дрочишь, а когда меня нет, то твоими занятиями любуется мамочка, наблюдает, как оно высоко у тебя подлетает.
     Я внутренне возмущался столь страшным обвинениям. В то же время, эти разговоры будоражили мою сексуальность. Еще никто из взрослых со мной на такие темы не общался, причем так откровенно и брутально. Наступало, какое то оцепенение и движение теплых волн по всему телу, пронимала испарина. Я впитывал понятие "дрочить" из его слов и возбуждался от мысленного прикосновения к чему-то грязному и запрещенному. Антон Николаевич в своих обвинениях жестами обозначил дрочку движением руки, и я внутренне уже был готов приступить к этому, как только останусь наедине с собой.
     Однажды я пришел из школы и застал Антона Николаевича очень хмурым. Он даже не смотрел на меня, сидел и курил.
     - Ну, как там в школе? Выдавил он из себя.
     Я понял, что это вступление не сулит мне ни чего хорошего, и перебирал в уме, что же мог сделать такого, чтобы так его разозлить.
     - В школе хорошо. Получил пятерку по истории.
     Я рапортовал нарочито бодро, как пионер.
     - Ну-ну. А еще?
     - Все нормально. Меня даже хвалили.
     Он поднял хмурое лицо. От такого взгляда я даже опустил глаза и был готов сознаться в чем угодно. Надо сказать, что Антон Николаевич давно парализовал мою волю. Я его откровенно боялся, особенно когда не было дома матери. Мне припомнился случай, когда он меня ни с того ни с сего, как бы в шутку, притопливал на пляже. Вроде и люди невдалеке, но никто бы и не заметил, надумай он меня вообще утопить. Отчим вдоволь натешился, держа меня за шею под водой. Я рвался к воздуху, но из его цепких сильных рук вырваться мне, хрупкому юноше, было невозможно. Наконец он меня отпустил. Еще бы немного и все, капец. Я хватал воздух, кашлял и плакал, а он меня предупредил:
     - Скажешь матери, утоплю тебя и ее.
     И я не сказал. У меня не возникало сомнений, что он может легко реализовать свою угрозу.
     Теперь же я, молча и покорно ждал его обвинений. Он подошел к моей кровати. Тут я увидел, что постель нарушена.
     - Иди сюда, мерзавец.
     Я несмело подошел, даже не предполагая, как далеко все может зайти. Он откинул одеяло.
     - Что это за пятна?
     - Не знаю, выдавил я из себя.
     - Ты анонист, ты обкончал всю постель.
     - Нет, оно само. Я спал и оно само.
     - Что само, негодяй? В школе знают, что ты анонист? Завтра я туда пойду и всем расскажу кто ты такой.
     Он содрал простынь, скомкал ее и ткнул мне ней в лицо.
     - А это то, что я всем покажу!
     Я сел на кровать и судорожно прокручивал в уме его угрозы. Ужас, если он об этом скажет в школе, мне не жить. Тогда придется сбежать и пропасть где-то под забором. Слезы сами по себе капали из глаз.
     В этот вечер он со мной не разговаривал, все время хмурился и курил. Перед тем как ложиться спать я набрался мужества и начал просить:
     - Антон Николаевич, умоляю не надо в школу, меня там засмеют. Я не виноват, оно само ночью потекло.
     Он упивался своей властью и даже не смотрел на меня.
     - Ты мерзкий анонист. Негодяй! Пусть все узнают, кто ты есть на самом деле! Он просто выкрикивал это.
     Я продолжал ныть и просить. Но он меня грубо оборвал и тумаками отправил в постель. Я не спал почти всю ночь, сердце мое сжималось от ужаса и страха. Перед глазами все время стояла картина, как он заходит в класс, показывает простынь и гневно объявляет меня анонистом.
     Утром я вновь пытался его умолить, но тщетно, он меня буквально вытолкал из дома.
     В школе этот день прошел как в тумане. Я все время крутился то возле учительской, то возле входа, ожидая его появления. Даже не знаю, что бы я тогда и делал. У меня была лишь надежда, что отчим не придет, что ему что-нибудь помешает, или он передумает.
     Антон Николаевич так и не появился.
     Дома он и мама сидели за столом и мило беседовали за бутылочкой вина. Лицо у него уже не было суровым, а скорее выражало саркастичность.
     - Ну, заходи, анонист. Как там в школе? Не поменялось к тебе отношение?
     - А вы что, ходили?
     - Пойду на родительское собрание через три дня.
     Мать не проронила ни слова, сидела и молча слушала.
     Я был уже истощен, поел и пошел делать уроки. На самом деле дремал сидя перед учебниками. Наконец ложимся спать. Он как нарочно затеял с мамой бурные игры, и диван просто ходуном ходил под ними. Таких явных шумов сношения они до этого никогда не издавали. Тут уже были и хлопанья и чавканье и стоны. Я пытался не слушать, но это было сильнее меня. Мой член встал от накатившегося возбуждения. Я достал его из трусов и сначала просто теребил в истоме. Затем я уже откинул одеяло и качал ним из стороны в сторону. Слюнил головку, гладил ней по ладошке, оттягивал крайнюю плоть. Для меня существовало только это возбуждение и ничего вокруг.
     Отчим рычал в азарте, трахая мою маму. С каждым их похотливым движением я все сильнее сжимал свой член, я участвовал в оргии. В комнате стоял запах пота и возбуждения. Я первый раз в жизни кончил от дрочки, изливая целые потоки спермы себе на живот и руки. Вскоре и они издали финальный аккорд сношения. Мама убежала мыться. Я лежал, затаившись, тихо вытерся футболкой и заснул в полном изнеможении.


Страницы: [ 1 ]

E-mail автора: Lamas_ZZZ_66@rambler.ru


Читать из этой серии:

» Подчинение непорочности. Часть 2
» Подчинение непорочности. Часть 3
» Подчинение непорочности. Часть 4
» Подчинение непорочности. Часть 5
» Подчинение непорочности. Часть 6
» Подчинение непорочности. Часть 7
» Подчинение непорочности. Часть 8

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК