Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама! 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 24072 
страниц: 55365 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |






категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма
Жена-шлюшка

Я, как кошка, соскользнула на пол в жаркие объятья своего неожиданного возлюбленного. Невозможно описать поцелуи мальчика, который прекрасно понимает, что настойчиво раздвигает языком губы своей учительницы, но бороться со своими желаниями уже не находит сил. Я же хотела только одного, чтобы его дрожащие пальцы быстрее справились с пуговицами на моей блузке. Когда же, наконец, его теплые ладони добрались до моей груди и начали её нежно ласкать, я не могла сдерживать стоны. Вокруг нас уже бесформенными пятнами валялась сорванная одежда. Я как безумная, покрывала жаркими поцелуями его лицо, плечи, грудь, живот. Локоны длинных белых волос разметались по моим плечам, но было уже всё равно. Стас, взяв меня за плечи положил спиной на свою расстеленную рубашку, и, раздвинув мне ноги, навалился на меня, зарычав от нетерпения. Его член уже давно был как камень. Я обняла его так крепко как будто он мог от меня сбежать. Но уж этого он делать точно не собирался. А вот то, что он собирался сделать, у него пока не получалось. Слегка вильнув бёдрами, я подалась ему на встречу и, наконец, ощутила, как тугая горячая плоть моего любовника входит в меня, раздвигая половые губы и уже не встречая никаких преград. Из горла Стаса вырвался звериный рык, его член заходил во мне, как поршень. Я, не отрываясь, смотрела в его безумные, подёрнутые пеленой глаза и с ужасом осознавала, что уже не смогу отказаться от этого блаженства. Движения Стаса становились всё более резкими и необузданными и ,наконец, почувствовав извержение его спермы в своё влагалище, я забилась в оргазме такой силы, какой не могла себе даже представить.
[ Читать » ]  

Она согласилась под действием алкоголя и опустила крышку сиденья и села на него я остался стоя. Она сняла шорты с меня и достала набухший от возбуждения член. Я летом часто трусы не надеваю ибо жарко. Она взяла член и облизала от головки до яичек своим кончиком язычка. В голове образовался туман и ток который стимулировал мое подсознание того что моя сестричка берет в рот и мне хорошо и что это как в фантазии какой-то. Достаточно смочив его слюной она взяла всю головку в свой нежный ротик и начала поступательные движения головой вперед и назад. При том свободной рукой надрачивая себе в рот. Я положив руки на её голову стал покачивать бедрами помогая проникновению в ее влажный ротик. Ее пухлые губки накрашенные в алый цвет оставляли следы на члене. Опыта у нее действительно не было иногда прикусывая головку члена своими зубками. Прошло буквально 40 секунд такого минета и я уже предчувствовал семяизвержение.
[ Читать » ]  

Засадил по яйца ему и начал качать. Он визжит, потом поривык глазки свои узкие прикрыл и балдеет лежит, я долго не продержался спустил ему на жопу, успев вытащить свой шланг, он глаза вытаращил смотрит на свое очко, а оно все в сперме, испугался, но я его не порвал, видимо он расслабился хорошо. Вобщем вылез он из под меня и в ванную побежал и что интересно всю одежду с собой туда попер, мож думал я его граблю, вот дурачок.
[ Читать » ]  

Резким толчком он полностью заполнил её тугую девственную глубину. Тело девушки напряглось под ним, он почувствовал, как её стройные бедра в исступлении обхватили его торс, он вынул член наполовину и снова загнал его, наслаждаясь её сдавленными криками. Он стал трахать её, резко вводя туго входивший член. Её маленькие, упругие груди подпрыгивали с каждым его толчком, Настя хрипло постанывала, когда он снова и снова входил в неё, из её глаз катились слезы. На лбу девушки выступили капельки пота, Семён почувствовал приближение оргазма и кончил прямо в неё, он наклонился к Насте, поцеловал её в дрожащие влажные губы и прошептал девушке на ушко: - Я был у тебя первым.
[ Читать » ]  

Рассказ №2412

Название: Заграница
Автор: А. Журавлева
Категории: Остальное
Dата опубликования: Среда, 03/07/2002
Прочитано раз: 42327 (за неделю: 7)
Рейтинг: 89% (за неделю: 0%)
Цитата: "С показным спокойствием и с нейлоновым скрипом Маргарита снова закинула одну плотную ногу на другую. Она волновалась, впрочем, так волнуются многие, кто впервые летит за границу. До отлета еще было время, в голове сумбурно теснились мысли, иногда возникали цветистые монологи-отрывки из письма, которое она напишет Надьке, как только окажется там, за бугром. Именно сейчас, сидя в шереметьевском кафе и потягивая коктейль, Рита впервые оглянулась на свою жизнь и педантично поделила ее на 3 этапа. Пе..."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]


     С показным спокойствием и с нейлоновым скрипом Маргарита снова закинула одну плотную ногу на другую. Она волновалась, впрочем, так волнуются многие, кто впервые летит за границу. До отлета еще было время, в голове сумбурно теснились мысли, иногда возникали цветистые монологи-отрывки из письма, которое она напишет Надьке, как только окажется там, за бугром. Именно сейчас, сидя в шереметьевском кафе и потягивая коктейль, Рита впервые оглянулась на свою жизнь и педантично поделила ее на 3 этапа. Первый - скука - от рождения до 17 лет: школа, музыка, репетиторы по французскому, первые сексуальные игры с Вовкой Чердаковым, о которых она никому ни гу-гу, только Надьке - лучшей подруге. Она сама старалась это забыть, чтобы фамилия Чердаков никогда даже рядом не стояла с ней. А ведь, собственно, именно Чердаков подарил ей первый оргазм, присосавшись к клитору пухлыми юношескими губами. И он же безболезненно пронзил ее, сделав женщиной раз и навсегда. Все равно, это детство, скука. Второй этап - разврат - с 17 до 22 лет. Начался он в ресторане, который местные называли "Зеленый огонек". Затащила туда Надька, старшая подруга-лимитчица. Мама не одобряла эту дружбу, а папе не нравилось, что соседняя квартира была общежитием лимитчиков, его раздражало их веселье, пьянки-гулянки. В этом он был ни сколько не оригинальнее своих соседей-москвичей. Лимиту не любили. Но Надька производила благоприятное впечатление. А что? Приличная девушка из провинции, не поступила в педагогический институт, устроилась санитаркой в психбольницу. Это временно. А вообще-то девушка мечтает преподавать французский язык, любит детей. Именно так охарактеризовала Рита Надьку своим родителям, после чего ей разрешили бывать у них дома. "При случае Надюша с французским Риточке поможет", - мечтала мама. Шли годы, Надька все работала санитаркой, так и не поступив в институт, сдавая, впрочем, регулярно вступительные экзамены. После школы к ней присоединилась Рита, тоже не набрав нужное количество баллов. "Девочкам не везет", - констатировала мама, - будут вместе готовиться еще год". С Надькой было легко, весело, она все понимала, но, честно говоря, блядь была прожженная. Рита знала о ее жизни, о мужчинах. Надька ей рассказывала все до мельчайших подробностей. И вот сманила она Риту - приличную москвичку - в "Зеленый огонек", где потный майор предложил 75 рублей за ночь с Ритой. "Ты че, - шептала Надька истерически, - 75 мне отродясь не предлагали, не отказывай вояке, вот те ключ от моей комнаты, иди, не пожалеешь, мужик, сразу видно, приличный, я маме твоей скажу, что ты у репетиторши задержалась, иди, поймай кайф".
      Ритку всю трясло от страха падения, но она согласилась. Кайфа не поймала, но три двадцатипятирублевки приятно грели руку. Пошло-поехало. Каких только она через себя не пропустила: юные, в возрасте, летчики, журналисты, работяги, шофера, были даже хирург и бригадир.
      Закончился второй жизненный этап тоже в ресторане. Они с Надькой поехали в Одессу отдохнуть. В ресторане "Аркадия" к ним за столик подсадили иностранца. Это был маленький пухленький человечек, неопределенно-средних лет, с обтекаемыми, будто смазанными чертами лица и постоянной открытой улыбкой. Улыбался он всем подряд: швейцару, официантке, музыкантам, людям за соседним столиком, Надьке и ей, Маргарите. Но ей он улыбался по-особенному мягко и как-то неопределенно.
      - Добрый вечер! Я бы очень хотел с вами познакомиться, милые девушки. Меня зовут Арно Торель. Я француз.
      Надька аж подпрыгнула на стуле. Наконец-то предоставилась возможность проверить свой разговорный французский язык.
      - Же мапель Надин. - У Арно удивленно вскинулись брови. - Надежда, - по-русски добавила Надька.
      - Je suis heureux de fair votre connaissance. А Вы? Как Вас зовут? - обратился Арно к Ритке на приличном русском.
      - Маргарита.
      - О, Маргарита, Марго! Вы - одесситка?
      - Нон, же сюи до Моску.
      - Мне приятно, что вы говорите на французском, но думаю, что нам легче будет объясняться на вашем родном языке, так как я давно изучаю русский и свободно им владею. Прошу вас, не утруждайте себя.
      Предлагаю выпить за знакомство. Вы обе очаровательны. - Арно заказал шампанское, конфеты, сыр и фрукты.
      Девушки внутренне собрались, подтянулись, чтобы продемонстрировать французу верх русского совершенства. Сейчас они действительно были очаровательны. Загорелая, с пышной грудью и хорошенькими ножками, в короткой юбочке Надька. Ее соломенное каре и пикантные веснушки симпатично оттенялись абрикосовым румянцем. А Маргарита - элегантная и томная, тоненькие пальцы, гибкий стан, каштановые, струящиеся по плечам волосы. Брючный костюм из шифона цвета чайной розы, сквозь который просвечивались даже самые крохотные родинки.
      - Маргарита, вы удивительно похожи на мою сестру Доминику, но значительно красивее ее.
      Сливовые глаза Ритки увлажнились, где-то под сердцем приятно заныло. Она поняла, что в ее жизни наступил перелом. Появилось что-то значительное, достойное.
      Да, именно в этом месте начался третий этап жизни Маргариты, который она, сидя в шереметьевском кафе, назвала так: лучшая достойная жизнь. В это время Ритке было уже двадцать два года.
      Арно оказался бизнесменом из Лиона, в Одессу он приехал, чтобы поддержать своего друга Эжена Шабю, инженера аммиачного завода.
      После вечера в ресторане, Рита и Арно все дни проводили вместе. Надька не отставала, подцепив какого-то спортсмена из Болгарии. В минуты, когда девушки оставались наедине, Надька учила Риту: "Сегодня не ложись, потерпи. Можешь позволить только руку на грудь и поцелуи. Помни, - ты для него приличная девушка и оставь свои блядские штучки, если хочешь чего-то добиться".
      - Но, Надя, ему же 30 лет, он не вытерпит пионерских ласк.
      - Ты че, он же француз, вытерпит все, сегодня не ложись, слушай меня.
      И Рита слушалась. Все-таки Надька желает только добра, она старше на 4 года, опытнее, вон какого болгарина подцепила, одного взгляда на него достаточно, чтобы заныло в низу живота. Арно другой. Ритку немного смущало, что он ниже ее, полноват, но тем не менее фигура у него была хорошая, подтянутый, крепкий. От солнца выгорели брови и бородка - это придавало его лицу мужественность. Вот только глаза слишком светлые. Ну, ничего, покатит. Зато намерения серьезные. "С ним увидишь мир, дуреха", - говорила Надька.
      Через несколько дней, выслушав отчет Ритки о том, что в гостиничном номере Арно был доведен до такого состояния, которое большинство мужчин называют простой и лаконичной фразой "больше не могу", Надька сказала: "Сегодня ложись".
      - А ничего, что он иностранец?
      - Ты че, совсем? Я вообще считаю, что с нас, проституток, всем следовало бы взять пример в межнациональных отношениях. Именно мы являем собой наглядный пример реального воплощения интернационализма в его лучшей и благотворной форме.
      - На-а-дя, я тебя не узнаю, ты прям, как на трибуне.
      - Вот именно, ложись, но помни, что ты якобы скромняшка.
      В ту ночь Маргарита позволила кое-что больше, чем поцелуй в шею. А точнее - она отдалась Арно. Ритку поразило умение Арно "заниматься женщиной".
      Во время легкого ужина в номере с телячьим рулетом и овощной композицией француз преподнес Рите сюрприз: достал из холодильника темную бутылку вина.
      - Это великое вино, Маргарита. Это лучшее, что я пил когда-нибудь. Для меня очень значительно, что оно называется твоим именем "Шато Марго". Это - лучшее из вин, а ты лучшая из женщин, которых я знал. Я люблю тебя, Марго.
      Арно легко поцеловал Маргариту в губы. Поцелуи француза всегда напоминали Ритке порхание бабочек, и она расслабилась.
      Арно не спешил с сексом, так как за несколько дней понял, что Марго не такая, как многие, она необычная, очень хорошая и приличная русская девушка. К тому же необыкновенная красавица. "Она сама не знает, какое сокровище", - думал Арно. Но Ритка прекрасно знала себе цену. С невозможным изяществом она поднесла хрустальный бокал к своим, хорошо очерченным губам и сделала глоток. О, что это! Бесподобное вино. Такое вино, которое Ритке и не снилось. Она не знаток вин, но им и не надо быть, чтобы почувствовать великолепный букет черной смородины и дыма.
      - Чудесное вино, просто необыкновенное вино, я такого никогда не пила.
      - Я знал, что тебе понравится, любимая, это бордоское вино.
      Арно стал нежно целовать Риту, а затем незаметно раздевать. Делал это без всякой настырности. Каждое "место", которое открывал, приветствовал нежным поцелуем. Шаловливый и неутомимый язык его блуждал по телу. Рита заводилась все сильнее и сильнее, да и невозможно было оставаться холодной, видя и чувствуя, как Арно, стоя перед ней на коленях, губами снимает трусики, а потом нежно, как мотылек, прикасается губами к животу, бедрам, лобку. Затем он своими пальцами приоткрыл нежные половые губки Риты и горячий язык его проник в пещерку. У Ритки закружилась голова, потеряв равновесие, она качнулась, но сильные руки Арно подхватили ее и бережно уложили на кровать. Увидя обнаженное тело Маргариты, Арно понял, что больше не владеет собой. Ритка почувствовала его состояние и блаженно улыбнулась. Арно понял ее улыбку как разрешение и мигом сбросил с себя всю одежду. Он лег рядом с ней, готовый на все, чтобы сделать Марго счастливой, крепко обнял ее за талию и прижал свои бедра к ее. Маргарита решила довести его до предела и стала нежно покусывать его ухо, а рукой провела по возбужденной твердой плоти. Размер французского пениса поразил Риткино воображение. "Вот это, "грмадье", вот это да!" - И она невероятно захотела, чтобы он оказался внутри, ноги сами собой раздвинулись. Он любовался Ритой. Играл своим языком ее сосками, а своим пальцем теребил нежный бугорок, наблюдая за ней. Возбуждение Риты достигло предела, спина начала выгибаться. Такого она не испытывала никогда. Затем он оказался между ног и отрывистыми поцелуями стал осыпать всю ее промежность, а затем сконцентрировался на давно оголенном клиторе. Короткие, отрывистые поцелуи, затем круг языком вокруг клитора, затем поцелуи, опять круг. Рита металась, как сумасшедшая. Тело Арно дрожало. Сказывался природный темперамент. Вскоре он вошел в Риту "по-семейному", доставив ей неописуемое наслаждение. Оргазм моментально пронзил ее, но Арно не останавливался. Его ласки стали искуснее, член не терял упругости и не спешил извергаться. Даже когда тело Риты сотряслось от третьего оргазма, Арно не спешил. Рита слегка оттолкнула его и настойчивым движением уложила на спину. Мощный член его даже не вздрагивал, гордо воздвигаясь между мускулистых ног. Ритка жадно припала к нему губами. Нежными, засасывающими поцелуями Ритка покрывала член Арно от основания к вершине, затем сделала короткую паузу - буквально несколько секунд, затем беглыми контактами заставила француза застонать и сделала более длительный антракт, не прикасаясь к члену ни губами, ни языком, лишь нежно теребила тонкими пальчиками его мошонку. Маргарита любовалась им в этот миг. Затем взяла яички в ладошку и влажными губами прикоснулась к головке члена несколько раз. А потом плотным кольцом губ погрузила головку члена в себя, одновременно делая щекочущее движение языком. После нескольких таких ритмичных сладостных ласк Арно застонал и кончил, выпустив приличную дозу спермы. Губы Маргариты горели огнем, и она с сожалением выпустила уже обмякший член изо рта. Нежно поцеловав его крупные яички, она вытянулась рядом с Арно, глубоко вздохнув. Он крепко прижался к ее губам.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]


Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |






  © 2003 - 2022 / КАБАЧОК