Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама! 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 24072 
страниц: 55365 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |






категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма
Жена-шлюшка

Потом так же несколько раз потянул за кончики внутренних губок, слегка проглядывающих между внешними, как бы пытаясь раскрыть их. И уже в мокрые губы стал часто-часто втягивать и выпускать кончик клитора. Она затихла, даже дышала тихо-тихо, боясь пошевелиться. Он повернул голову, прижался губами к её наружным губкам и, открыв свой рот, раздвинул их и запустил язык в тёплую, уже влажную вульву. Несколько минут он обрабатывал её языком, губами, втягивал, всасывал все её губочки-складочки, вставлял язык в дырочку, руками то растягивал, то сжимал её бутончик. Она уже сочилась, он лёг на бок, взял в руку свой уже каменный член и стал водить им между её губками, дразня по очереди то клитор, то дырочку. Наконец, она взмолилась:
[ Читать » ]  

Мы зашли в его квартиру, прямо в прихожей он прижал меня к стене и стал целовать. Грубо впиваясь в губы щетина колола и жгла вокруг рта. Он лапал грудь, залез в трусы и сразу вставил в меня два пальца. Я откинула голову и застонала. Он прикусил мне шею. Взял за бёдра и приподнял прижав к стене. Я чувствовала как его стоячий член рвётся сквозь штаны. Его дыхание обжигало мне шею. Мои трусы уже так намокли что можно было выжимать. Держа меня одной рукой он расстегнул штаны и спустил трусы. Мои трусы он сдвинул и резко вошёл. Я громко застонала. Он отрывисто и резко двигался вгоняя свой хуй максимально глубоко. Мы присели прямо на пол и уже я двигалась на нем насаживаясь на член. Он поставил меня раком и продолжил трахать, при этом массируя рукой клитор. Я кончила, бурно, содрогаясь в его руках.
[ Читать » ]  

Роман же всё время гадал, кого она заводит, и могла бы она переспать с эти товарищем. А когда она из духовки доставала цыплёнка табака, то как бы специально не присела, а согнулась, приподняв и так короткий халатик. Сидящие напротив мужчины, не могли не видеть её полупрозрачных из нежного шёлка трусишек, небесного цвета. Они врезались в попу, деля её тонкой полоской на две округлые половинки, о также очертывали контур надутых половых губок. которые оставались пока ещё сухими. Роману уже казалось, что его жена окончательно превращается развратную стерву, которая мечтает заполучить оба хуя, в каждую дырочку. Он впервые начал ревновать, и предложил Фёдору выйти на балкон для перекура.
[ Читать » ]  

Мой член опять оказался в ее жадном рту. То, что она творила губами и языком передать невозможно, она обласкала всю головку с уздечкой, доведя меня до оргазма, я не выдержал и взорвался, моя сперма заполнила ее жаждущий ротик. Она улыбнулась, приблизилась ко мне и открыла ротик, показывая, что там белым-бело от моей спермы. Потом она сомкнула губки и проглотила все, что я в нее выпустил.
[ Читать » ]  

Рассказ №886

Название: Случай на концерте
Автор: Лев Блесс
Категории: Случай, Юмористические, Эротика
Dата опубликования: Вторник, 19/09/2023
Прочитано раз: 74482 (за неделю: 54)
Рейтинг: 89% (за неделю: 0%)
Цитата: "Все началось с абонемента, который оставили мне мои друзья, уезжая на месяц в отпуск. Это был абонемент филармонии, по которому я мог посетить несколько вечеров, посвященных фортепианной музыке. В программе концертов значились произведения Шумана, Рахманинова, Хиндемита, Прокофьева и других, в исполнении артистов, чьи имена мне мало о чем говорили. Я конечно поблагодарил друзей за столь душевную заботу о моем музыкальном образовании, но "образовываться" таким образом не предполагал. ..."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Все началось с абонемента, который оставили мне мои друзья, уезжая на месяц в отпуск. Это был абонемент филармонии, по которому я мог посетить несколько вечеров, посвященных фортепианной музыке. В программе концертов значились произведения Шумана, Рахманинова, Хиндемита, Прокофьева и других, в исполнении артистов, чьи имена мне мало о чем говорили. Я конечно поблагодарил друзей за столь душевную заботу о моем музыкальном образовании, но "образовываться" таким образом не предполагал.
     Вспомнил я о нем дождливым осенним днем, когда жизненный тонус после разрыва с моей пассией испытывал глубокий кризис и нуждался в эмоциональной встряске.
     В тот вечер в программе значился Рахманинов. После недолгих колебаний, облачившись в строгий темно-синий костюм, я уже через полчаса с интересом разглядывал публику, сидя в последнем ряду партера. Кремлевский концертный зал в те застойные времена как правило использовался партийцами для проведения своих бесчисленных конференций, пленумов, заседаний. И только в редкие дни, строго расписанные на год вперед, зал отдавали под "музыкальные вечера".
     Что делает молодой повеса, оказавшись в театре или на концерте? Первым делом, конечно, рассматривает женщин. И я, естественно, предался этому занятию. Достойных внимания фигур было немного, правда, несколько пышногрудых особ не успели заставить меня поскучать.
     Публика, интерес к которой у меня уже угасал, меж тем заполняла зал. На ярко освещенной сцене одиноко стоял белый рояль, из моей перспективы напоминавший стреноженного коня.
     Неожиданно мое внимание привлекла дама бальзаковского возраста, двигающаяся по проходу в мою сторону. На ее монументальный бюст, который опережал свою хозяйку, наверное, на полкорпуса, можно было ставить, как говорят американцы, стакан с виски.
     Бюст двигался над головами сидящих мужчин и было заметно с каким оживлением и с какой нескрываемой завистью каждый из них провожал взглядом роскошный образец женской привлекательности.
     Светло-лиловое платье с переливами настолько плотно облегало ее полную и широкобедренную фигуру, рельефно повторяя все подробности скрытого под ним нижнего белья, что мне не стоило труда представить и пересчитать весь ассортимент ее интимного туалета.
     Мне показалось, что если я не уберу свой нос, то он обязательно обмерит ее грудь, а может даже и испытает на себе упругость полновесных чаш. Но она, ловко увернув бюст от моего любопытного носа, грузно втиснула свое тело в кресло так, что оно заскрипело, еле справляясь с двойной нагрузкой.
     Кресло слева пустовало.
     Постепенно зал заполнялся, и я от нечего делать, принялся коротать время, мысленно представляя свою соседку в неглиже и рисуя ее портрет под названием: "Русская Венера в бане слушает Рахманинова".
     Я уже мысленно приступил к изображению ее обнаженных форм, аппроксимируя, какое положение займет ее грудь, освободившись от бюстгальтера, но в этот момент погас свет и раздались аплодисменты: на сцене появилась ведущая и сам исполнитель в черном фраке.
     Слева от меня продолжало пустовать кресло.
     Первые аккорды мощно и призывно возвестили о торжестве и силе музыки Рахманинова, которая, наверное, никого не оставила бы равнодушным. Меня охватило странное состояние - как будто какие-то неведомые силы подползли ко мне, выхватили меня из кресла и стали увлекать за собой в этот странный мир звуков...
     ...Осторожный голос вернул меня в кресло:
     - Это 13-е?
     - Да, - в растерянности от неожиданного появления из темноты прекрасной незнакомки, пробормотал я.
     Я был очарован ее неслышным появлением из темноты. Благоухания, исходившие от нее, тут же насытили воздух волнующими ароматами. Полутьма скрывала черты ее лица, но мое воображение, разбуженное рахманиновскими звуками, уже рисовало черты прекрасной феи, рискнувшей предстать в образе молодой особы.
     Когда она занимала свое место, то слегка коснулась меня своим плечом и - будоражащая и всепроникающая волна страсти пробежала по моему телу. Она меня пленила, и я понял - не одними ноктюрнами и прелюдиями жив человек!
     Напрягая боковое зрение и уже привыкнув к полумраку, я старался рассмотреть образ феи, но из-за длинных, вьющихся волос, локонами ниспадавших на плечи, мне не удалось увидеть лица. Зато заманчивые возвышенности на груди оказались на высоте. Они так сильно натягивали тонкую ткань прозрачной блузы, что моя фантазия, придя мне на помощь, тут же дополнила картину их величиной, оказавшейся вполне достаточной, чтобы разместиться в моих ладонях.
     Неожиданно я почувствовал, как ее рука скользнула вниз и коснулась моей ладони...
     Бурное арпеджио, звучавшее в зале, отозвалось в моем теле неудержимой энергией, которая возбуждающе толкала кровь в висках и заставляла меня терять самообладание. С каждым новым аккордом росло и разгоралось, подобно стихии, страстное желание вкусить скрытые прелести этой феи, ощутить ее горячие губы, почувствовать ее дыхание.
     "Она хочет почувствовать меня, мое желание!" - от этой мысли все ликовало у меня внутри.
     Я уже чувствовал, что между нами возникла тонкая незримая нить, которая, как струна вибрировала между нами.
     Моя рука инстинктивно двинулась к ней, ладонь легла на ее бедро и, ощутив туго натянутый капрон, заскользила вверх, стараясь как можно быстрее добраться до того места, где чулки заканчивают свою власть над бедром.
     "Вперед, и горе Годунову!" - с этой похотливой мыслью моя ладонь была готова пойти на штурм трусиков, миновав то место, где "кончается асфальт". Вопреки моим предположениям, сопротивления от ожидаемой интимной детали туалета не оказалось, и это мое открытие закончилось появлением дополнительных капелек пота на лбу: на ней "там" ничего не было!
     Уже от одной этой мысли мое мужское начало настолько окрепло, что пришло в движение. Ее рука тут же среагировала и с силой сжала мой инструмент. Все мои чувства были сосредоточены теперь на ее и моих пальцах. Она проверяла твердость моего члена, а я, двигаясь под юбкой, испытывал ни с чем не сравнимое ощущение первопроходца с трепетом и волнением открывающего тайны женского тела. Исследовав обнаженный плацдарм на бедре, мои пальцы уже готовились к решительному штурму заветного холма, который своей пушистостью уже ласкал мои пальцы и манил к себе.
     Аплодисменты, неожиданно обрушившиеся на меня со всех сторон, в миг разрушили боевые порядки и Измаил, уже готовый пасть, не был взят.
     Дали антракт. Как только зал заиграл отсветом хрустальных люстр, передо мной предстало прекрасное милое личико с очаровательными глазками и с не менее привлекательными алыми губками, прямо-таки выставленное на показ для пробы.
     "Приглашу-ка я ее в буфет" - мысленно, уже принимая решение, думал я.
     "Оригинальность" моего решения тут же была прочитана ею на моем лице - и ее игривая улыбка, последовавшая за этим, недвусмысленно говорила мне о ее согласии. Через минуту я пробирался по проходу, к выходу, следуя за своей соседкой, как энтомолог за бабочкой, ни на миг не выпуская из виду полную соблазнов фигуру. Следуя за движением ее полных бедер, будто испытывающих юбку на прочность, я то и дело запинался за чьи-то ноги. Сквозь тонкую ткань белой блузы соблазнительно просвечивались кружева тугого бюстгальтера. Поднимаясь на второй этаж я уже задыхался - настолько волнующим оказался вид ее ног в телесного цвета капроновых чулках.
     У буфетной стойки, после двух глотков сухого вина, я прямо признался ей в любви к Рахманинову, а про себя стал готовить новую осаду крепости, подыскивая в голове эпическое вступление. Но я еще не успел выдать что-то эдакое, как вдруг услышал:
     - А не хотите ли второе отделение послушать не здесь? - этот неожиданный вопрос моей спутницы поставил меня в тупик.
     - А где же? - ответил я тоном пассажира, который перепутал платформу для посадки и теперь ждал, что кто-нибудь да подскажет.
     - Надеюсь вы не думаете, что этот зал единственное место, где можно услышать Рахманинова? - ее взгляд насмешливо и открыто говорил мне о моем глупом вопросе.
     - Простите старого зануду. Наверное, сегодня не лучший день для моей умственной деятельности, но я постараюсь больше не огорчать ею вас и с радостью приму любое ваше предложение, - произнес я, стараясь в этот момент придать своему лицу черты кающегося грешника.
     Спустя полчаса мы уже катили по темным улочкам города на ее "семерке".
     За окном промелькнул окраинный пост ГАИ.
     "Значит, едем за город", - отметил про себя и стал гадать: где же может закончиться наше турне.
     Миновав пригородную зону, мы каким-то замысловатым путем подъехали к большому темному дому с единственным светлым пятном в виде одиноко качающейся над входом лампы.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |






  © 2003 - 2024 / КАБАЧОК

Интим-услуги проституток Москвы на сайте